Донецк Форум. Донецкий форум.
   Здесь место есть политике и вздору... Удачи Вам! Я - ваш! Донецкий форум. ;)
 
ДОНЕЦКИЙ ФОРУМ - СПРАВОЧНАЯ ДОНЕЦКА
ИСТОРИЯ КАРТА ПОГОДА ДОНЕЦК ПОД ДНР НОВОСТИ
ПОЕЗДА (ЖД) АВТОБУСЫ ТАКСИ ФОТО ГОСТИНИЦЫ
WI-FI ВЕБ КАМЕРЫ БАЗА 09 ПРОВАЙДЕРЫ ОБЛАСТЬ
КИНОТЕАТРЫ ТЕАТРЫ ФК ШАХТЕР КЛУБЫ КАФЕ
ШКОЛЫ РАБОТА ИНСТИТУТЫ ТАНЦЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ
БАНКИ АВТОСАЛОНЫ АПТЕКИ БОЛЬНИЦЫ РАЙОНЫ
МЕНЮ РАЗДЕЛОВ
Вернуться   Донецк Форум. Донецкий форум. > ИСТОРИЯ > История Украины


История Украины Киммерийцы. Скифы. Сарматы. Киевская Русь. Запорожская Сечь. Гетманщина. УНР. ЗУНР. УССР. ВОВ и Украина. ОУН, УПА, Голодомор 1932-1933...


Ответ
 
Опции темы Оценить тему Опции просмотра
Старый 13.04.2014, 01:00   #1
Аватар для Orey
Сообщений: 9,950
Очки репутации: 69,613
Доп. информация
По умолчанию Казацкие Кромы: триумф донского атамана Корелы в войне с московитами

Цитата:


Макет крепости Кром, XVI век.

События начального периода Русской Смуты (1600—1605 годы) принято рассматривать как борьбу трех политических сил: царя Московской Руси Бориса Годунова, политических союзников самозванца Григория Отрепьева — воеводы Юрия Мнишека и других польских шляхтичей, а также польского короля Сигизмунда III. Традиция такой иерархии главных действующих лиц начала Смуты восходит к официальной идеологии царствовавшей на Руси с 1613 года династии Романовых. Царям этой династии, не слишком родовитой и захватившей русский престол благодаря внешним обстоятельствам, никак не хотелось включать в официальную летопись России нелицеприятную для них правду. Правду о том, что династия Романовых своим воцарением на Москве целиком и полностью обязана военным действиям и произволу народа казаков.

Романовым казалась более престижной версия, что они получили власть из рук общенационального Земского собора, который-де увенчал борьбу всех здравомыслящих людей Руси против преступлений царя Бориса Годунова и произвола польских интервентов. Казаки, с их репутацией прирожденных авантюристов и любителей при случае пограбить великорусского побратима, по ведомству «здравомыслящих» проходили с большим трудом. Следовательно, их активнейшее участие в событиях Смуты следовало, говоря современным языком, несколько заретушировать.

Что же явилось первопричиной стремительного угасания династии Годуновых — династии, подававшей столь добрые надежды и так недобро рухнувшей? Этой причиной, как видится, стала последовательная антиказацкая политика царя Бориса Годунова, пытавшегося максимально умалить военную мощь народа казаков и захватить казацкие земли. В своей антиказацкой политике, как и во многих иных инициативах, Борис Годунов явился предшественником Петра I, утопившего в крови, как известно, Запорожскую Сечь и набросившего на Войско Донское удавку государственного военного тягла.

Официальная история Российской империи пыталась утвердить в общественном мнении версию о том, что казаки — это, дескать, не самобытный народ, а потомки русских крестьян, сбежавших от крепостничества и государственного тягла на Днепр и Дон. Правда, эта версия никак не объясняла, отчего эти «крестьяне» на благодатнейших землях юга хватались не за привычные для них, по логике, плуги и бороны, а за мушкеты и сабли. Неясно было и то, как же «крестьяне» могли сподобиться на утверждение Войсковыми Кругами закона о безусловном наказании смертью всякого казака, отважившегося заняться распашкой земли и хлеборобством.

Заведомая мифологемность официозных версий о происхождении народа казаков была ясна уже придворному историографу Дома Романовых Николаю Карамзину. «Откуда произошло казачество, — писал Карамзин, — точно не известно, но оно, во всяком случае, древнее Батыева нашествия в 1223 году. Рыцари эти жили общинами, не признавая над собой власти ни поляков, ни русских, ни татар».
Если верить Карамзину, а сомневаться в познаниях крупнейшего русского историка не приходится, то получается, что казаки являются древнейшим славянским народом юго-востока России. Этот вывод очевиден хотя бы потому, что начало этнического складывания современных русских и украинцев все ученые-этнологи относят ко времени «после Батыева нашествия», то есть после разгрома Киевской Руси войсками монголов и начала самостоятельного бытия Северо-Восточной Владимирской Руси. А если казаки, по авторитетному мнению Карамзина, — «древнее Батыева нашествия», — то как же они могут быть потомками закрепощенных только в конце XVI века русских крестьян?

В конце правления Ивана Грозного и много позднее казаки, запорожские и донские, представляли собой по существу единый этносоциум, причем Запорожская Сечь на Днепре была его территориальным, культурным и политическим центром. Достаточно посмотреть на превосходные, старинного письма парсуны (портреты) донских атаманов XVI—XVII веков, выставленные в Старочеркасском музее истории казачества, чтобы понять, что по антропологическому типу лиц, прическам и одежде донцы даже в середине XVIII века ничем не отличались от запорожцев.

Царь Иван Грозный рассматривал Войсковое государство казаков как опасного и непредсказуемого соседа, с которым проще дружить, чем воевать. Запорожская Сечь была от Руси далеко, до нее царские эмиссары добирались крайне редко, но вот донские казаки были практически под боком Москвы — в XVI веке даже севернее современного Воронежа жили донские казаки рода Чига. Необходимость прикрыться казаками от набегов крымских и волжских татар, а паче опасение Московии самой стать объектом грабительских военных рейдов казаков вызвало к жизни процедуру ежегодных выплат казакам «государевых отпусков», то есть фактически завуалированной дани.

Эта дань Московской Руси Великому Войску Донскому была довольно крупной по тому времена и выплачивалась преимущественно порохом, свинцом и зерновым хлебом. Размеры хлебных поставок на Дон в первой половине XVII века доходили до 200 тонн, увеличившись к концу этого столетия до 500 тонн. Кроме того, донцы ежегодно получали от казны Московии: 5 тысяч рублей (очень крупная сумма для того времени), 430 половинок немецкого гамбургского сукна (по цене 5 рублей 50 копеек за половинку), 230 пудов ружейного и пушечного пороха (1 пуд равен 16 килограммам), 115 пудов свинца, 10 пудов железных проковок для сабель, 6,5 тысячи четвертей (1 четверть равна 210 литрам) ржаной муки, 500 ведер вина (1 ведро — 18 литров). Как видим, оплата Московии донцам за свое спокойствие была в эпоху Ивана Грозного весьма щедрой.

По мере усиления государственной мощи Московской Руси эти отношения завуалированного данничества стали все более и более раздражать московитов. С вступлением Бориса Годунова в 1598 году на трон «самодержца Всея Руси» было принято решение полностью пересмотреть русскую политику по отношению к народу казаков.

Первый антиказацкий закон, утвержденный Борисом Годуновым, ликвидировал для казаков право беспошлинной торговли на русской территории. Это право было дано казакам «на вечные времена» специальным указом Ивана Грозного — в качестве дара за военное усердие казаков в покорении Казани и Астрахани, что в конечном итоге обеспечило успех этих военных экспедиций Руси.

В дальнейшем царь Борис постоянно усиливал антиказацкие торговые правила, равно как и ответственность за их неисполнение: русским людям было запрещено продавать казакам порох, свинец, а с 1601 года — хлеб. Как свидетельствует известный русский историк С.М. Соловьев, в 1601 году царь Борис «велел спросить детей боярских рязанцев: кто на Дон к атаманам и казакам посылал вино, зелье, серу, селитру и свинец, пищали, панцири и шлемы и всякие запасы, заповедные товары?». Следствие выяснило, что этим занимался родовой клан рязанских дворян Ляпуновых. Старшего из Ляпуновых — Захара — «нещадно высекли кнутом». Впоследствии царь Борис, наверное, очень сожалел об этой экзекуции, ибо братья Ляпуновы в годы Смуты стали последовательными и непримиримыми врагами династии Годуновых.

В 1602 году русское законодательство стало требовать от уездных воевод областей, пограничных с Войском Донским, безусловного ареста всех оказавшихся на территории Московии казаков с последующим заключением в остроги для проведения сыска об их происхождении. Одновременно были упразднены все и всяческие формы «государственного отпуска» для донских казаков, что, разумеется, практически ликвидировало процедуру приема Зимовых станиц Войска Донского в Москве.

Все эти мероприятия администрации Бориса Годунова по-новому высветили в сознании казаков начатую еще в 1585 году масштабную строительную кампанию по возведению на казацких землях опорных крепостей и даже городов московитов. В 1585 году впервые на земле Казацкого Присуда была построена русская крепость Воронеж. В 1586 году построены Ливны и Самара, затем Царицын (1589) и Саратов (1590). С постройкой на Донце в 1596 году Белгорода, а в 1600 году крепости Царев-Борисов, Московская Русь фактически завершила стратегический охват земель донских казаков цепью укрепленных фортов и крепостей.

В начале этой строительной кампании донцы благожелательно воспринимали приход московитов на казацкие земли. Однако после введения Борисом Годуновым дискриминационных торговых правил и полицейских мер против казаков все Войско Донское увидело в строительных инициативах Московской Руси попытку решительного наступления на исконные вольности казачества. И на доселе тихом для московитов Дону высоко взыграли валы казацкого гнева.

Несколько зажигательных речей — и всегда готовая на войну и грабежи Запорожская Сечь закипела. Известные своим организаторским талантом казаки вмиг изменили униженные стенания на безальтернативный приказ «Сполох» — символ всеобщей казацкой мобилизации. Сечь стала энергично закупать оружие, вербовать в казацкие дружины охотников из украинских крестьян-хлопов. К концу года масштаб формирования повстанческой армии Лжедмитрия I напугал уже самого короля Сигизмунда: 12 декабря 1603 года особым указом король запретил продажу оружия казакам. Запорожцы не обратили на грозный манифест ни малейшего внимания. Поскольку взаимодействие Запорожья и Войска Донского осуществлялось в ту эпоху на постоянной основе, при посредничестве Донского запорожского куреня, очень скоро к военным приготовлениям Лжедмитрия I подключились донцы. Их участие в грядущей военной экспедиции было не только «зовом сердца к грабежу», как у запорожцев, а, пожалуй, жизненно необходимой мерой. Прекратив поставки на Дон пороха и свинца, а также запретив продажу казакам этих товаров, Борис Годунов оставил донских казаков без всякого «оружейного зелья» в случае войны с татарами, ногайцами и турками. С таким положением ни при каких обстоятельствах донцы смириться не могли.

Получив донесение от атамана Корелы, Войсковой Круг Дона возликовал и через случайно захваченного боярина Семена Годунова, отпущенного затем на Русь, велел передать русскому самодержцу следующие слова: «Гонитель наш Борис! Скоро мы будемо до тебя, на Москвы, с царевичем Димитрием».

/|\ Читать больше /|\


После разгрома у Добрыничей у Лжедмитрия остался только один и последний козырь: крепостица Кромы. Эта незамысловатая по фортификации тыловая крепостица, находящаяся на восточной окраине Северщины, открывала прямой путь на Мценск и Тулу, а значит, и на Москву. Близость Кром к Москве самым раздражающим образом действовала на Бориса Годунова и его бездарных воевод, именно поэтому уже с декабря 1604 года (то есть задолго до битвы при Добрыничах) эту крепостицу взяла в осаду «запасная рать» воеводы Федора Шереметева. Поскольку вскоре стало ясно, что Шереметев в области воинского искусства является полным нулем, его «запасную рать» постоянно усиливали, рассчитывая человеческой массой компенсировать недостаток боевого духа и провалы военной организации.

В январе 1605 года Разрядный приказ доставил в лагерь Кромы тяжелую осадную артиллерию. Исключительные по разрушительной мощи немецкие мортиры и специальная стенобойная пушка «Лев Слободской» все же не помогли, зато теперь Шереметеву можно было ссылаться на недостаток стрельцов. Тяжко переживающий за судьбу династии Борис Годунов немедленно дал дополнительные силы. Из Мценска на помощь Шереметеву выдвинулась рать князя Ивана Щербатого, а в феврале подошел отборный стрелецкий полк стольника Владимира Бутурлина.
Казалось, под Кромами в русском лагере было собрано столько сил и средств, что низенькая земляная крепостица должна была быть гарантированно стерта в порошок. Действительно, здесь собрали все необходимое: тьму солдат и уникальную артиллерию. Не хватило только решительности и куража, т.е. как раз той воинской воли, дефицит которой всегда ощущался в армейских формированиях Московии.

Лжедмитрий не хуже московитов понимал стратегическое значение Кром в этой затянувшейся войне. Поэтому еще до разгрома при Добрыничах он направил на помощь крепостице около трех тысяч донских казаков под командованием атамана Андрея Корелы. Выбор именно этого атамана оказался очередной удачей. В среде казаков атаман Корела имел репутацию «характерника», то есть языческого знахаря, свободно владеющего древними ведическими практиками колдовства и заговоров. Невысокого роста, коренастый, весь в рубцах, Корела смотрел на собеседника блестящими, почти фосфорицирующими, ярко синими глазами. «У него были глаза василиска, — с плохо скрываемым ужасом писал о Кореле Исаак Масса, — так что никто не мог выдержать его взгляд, впрочем, это и не удивительно, ибо сей человек слыл чернокнижником».

Воинский орден «характерников», существовавший у казаков, являлся одним из самых таинственных институтов Запорожской Сечи. Некоторые ритуальные практики «характерников», например, отсечение головы первого убитого врага, а также сохранение в Войске отсеченной правой руки умерших прославленных атаманов, свидетельствуют о сармато-аланских корнях этого древнего ордена.
«Характерники» отрабатывали так называемое «характерство» — сложные, по сути языческие (ведические) заговорные практики, призванные защитить казака от пули, горячего коня от запала, их обоих от укуса змеи, осуществляли наговор на ружья и мысли противника, «замовляли» кровь, текущую из глубокой раны.
Некоторые действия Корелы вне представления о том, что он действительно был «характерником», или как говорили в Средневековье — чернокнижником, не находят разумного объяснения. Например, совершенно непонятно, как ему средь бела дня во главе отряда из трех тысяч казаков и целого обоза с продовольствием удалось прорваться в Кромы сквозь боевые порядки московитов воеводы Шереметева. Стольник Бутурлин, проводивший специальное дознание, зафиксировал в своем протоколе, что стрельцы Шереметева «слышаху токмо многогажды ископыть и храп лошадиный, такоже скрып саней многих, но николе же не видяху».

Можно решить, конечно, что московиты, уставшие от бесполезной осады, попросту проспали прорыв Корелы в крепость. Но как быть со вторым прорывом в Кромы пятисот казаков на ста возах с хлебом, которых прислал Лжедмитрий, откликнувшийся на письмо Корелы с описанием голода защитников крепости? Сто возов прошли целыми и невредимыми через восьмидесятитысячное войско осаждавших и никто не смог этому помешать! Поистине можно согласиться с мнением известного историка казачества В. Д. Сухорукова, отметившего в изумлении: «Для современников осада Кром казалась столь непонятною, что шведский дипломат Петрей в записках своих называет Корелу волшебником».

В начале марта 1605 года у Кром соединились все основные силы русской армии. Численность царских войск превысила 80 тысяч человек, а, возможно, была еще большей, ибо весьма информированный голландец Исаак Масса писал о «добрых триста тысячах человек», осаждавших крепость.

Численность всех оборонявшихся в Кромах донских казаков, с учетом неизбежных потерь, вряд ли была больше трех тысяч. Однако в отличие от безынициативных, инертных московитов, более надеющихся на стрельбу из «Льва Слободского», чем на собственное мужество, казаки с первого дня прорыва Корелы в крепость избрали тактику перманентного нападения. Исаак Масса красочно и со знанием фактуры описывает, как это происходило: «Каждый день двести или триста пеших казаков с длинными пищалями делали вылазки из Кром, выманивали из лагеря некоторых охотников добыть себе чести, полагавших, что они верхами на лошадях настигнут казаков, но казаки столь искусны в стрельбе из мушкетов и длинных пищалей, что не давали промаха и всегда успевали подстрелить всадника или лошадь и так каждодневно клали мертвыми тридцать, пятьдесят, шестьдесят воинов из московского войска, среди коих было много молодых, красивых дворян и были люди, искавшие себе чести».

Под Кромами на протяжении многих месяцев проходила своего рода отрицательная селекция пассионарности русской армии: наиболее инициативные и дерзкие московиты регулярно отстреливались казаками, тихони и трусы продолжали бессмысленно и безынициативно тянуть «государево тягло».

Казаки Корелы блистательно обыгрывали московских воевод и в психологической войне. На вал крепости с завидной регулярностью, пишет Масса, выходила «потаскуха в чем мать родила, которая пела поносные песни о московских воеводах, и [совершалось] много другого, о чем непристойно рассказывать; а войско московитов, к стыду своему, должно было все это сносить». Можно представить, как чувствовали себя в холодных палатках московские стрельцы, уже много месяцев лишенные женской ласки и скованные армейской дисциплиной, когда слышали доносившиеся из-за крепостных стен веселый визг женщин, трубный звук боевых горнов и воинственные песни подгулявших казаков. «Московиты не знали покоя, — отмечает Исаак Масса, — казаки то внезапно нападали на них, то обстреливали, то глумились над ними или обманывали».

Дезорганизация и моральный упадок войска Федора Мстиславского в полной мере проявились в один из дней середины марта. После двух суток почти непрерывной стрельбы русским удалось, наконец, поджечь внутренние деревянные стены Кром, которые сгорели. Русские в ярости пошли на штурм — «ополчевашеся и на град крепко налягаху, храбро и мужественно». Им удалось прорваться, наконец, к крепости сквозь убийственный ружейный обстрел казаков и овладеть валом. Однако казаки не отступили и не капитулировали: все, как один, они бросились отбивать вал — пошла жесточайшая рукопашная схватка. Из госпитальных нор, выкопанных в качестве укрытий в основании вала, выползли даже тяжелораненые казаки, многие из которых умирали от напряжения и кровопотери, но продолжали стрелять до последнего вздоха. Тем не менее казалось, что исход штурма в пользу великорусов уже предрешен: слишком несопоставимы были силы штурмовавших и обороняющихся. И тут, когда все было поставлено на карту, в момент высшего напряжения русских войск, передовой полк московитов, под командованием Михаила Салтыкова, стал отступать. Впоследствии современники подозревали Салтыкова в том, что он-де «норовил окаянному вору Гришке». Так ли это было, сейчас установить невозможно, но если так, то Салтыков, в деле измены и предательства, был далеко не один, и точно не первый.

/|\ Читать больше /|\


Дело вновь решила казацкая доблесть. Увидев переполох в лагере московитов, атаман Корела велел открыть ворота крепости и бросил всех казаков на соединение с мятежниками. Понтонный мост, ведущий от крепости к лагерю, переполнился людьми и стал тонуть, сотни людей, непонятно какого подчинения, оказались в воде. В этом театре абсурда единственной вооруженной силой, сохранившей строй и спокойствие, оказался полк немецких наемников под командой капитана Вальтера фон Розена. Немцы подняли свой штандарт, построились в каре и ощетинились мушкетами. Суть происходящего для них вскоре стала понятной, и они ожидали команды главного воеводы М. И. Катырева, чтобы жестко «привести в чувство» деморализованных стрельцов.

Увы, Михаил Катырев, впрочем как и остальные верные воеводы, проявил в этих событиях невероятное малодушие. У него в подчинении остался верным артиллерийский полк, который на прямую наводку с одного залпа разрушил бы мост, по которому мятежники соединялись с казаками. Фон Розен более полутора часов ждал от русских воевод приказа открыть огонь по мятежникам, но так и не дождался.

Меж тем в лагере московитов началась подлинная потеха. Казаки, убрав сабли и кинжалы, схватились за ногайки и весело гнали деморализованную толпу прочь из лагеря. В Разрядной книге 1650 года об этих событиях пишется так: «...Донские казаки, гонящие их, сечти же их [московитов] саблями щадяху; в место сечи же и убийства — плетми бьющее их и, гоняше, смеяся и глаголюще: «Да потом на бой не ходите противу нас!». Переворот закончился практически бескровно.

С избытком получив плетей, насильно отмобилизованные московитские лапотники с радостью разбежались по домам. Вслед за холопами, тоже потирая рассеченные бока, в свои вотчины угрюмо разъехалось большинство русских дворян. Дорога на Москву к священному царскому престолу Руси оказалась совершенно открытой.

А что же атаман Корела? Казак Корела, по свидетельству современников, как-то незаметно исчез.
http://rusplt.ru/policy/kazaki-Godunov-8758.html
http://rusplt.ru/society/ljedmitryi-8888.html
Полезно: 1
__________________
Мемуары жены Сахарова:
"1971. Едем в такси по Москве. Водитель о своей жизни: "Это было, когда чехи на нас напали". Муж уточняет: Кто на кого напал? - Ну, помните, чехи на нас напали в Праге"
Выданные наказания: Stewart-13, Наша Мымра-13, Ржевский-10, Leprecon-8, Колючка-5, Aliran-3, Dondriver-2, Wilson-2, CHeeebox-1, Sandra-1, Тиверець-1
Orey вне форума  
Ответить с цитированием
Реклама
Старый 10.02.2018, 20:49   #2
Banned
Сообщений: 1,375
Очки репутации: 8,204
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @Orey Посмотреть сообщение
триумф донского атамана Корелы в войне с московитами
Атаман аж с самой Россией воевал?! Не бывает же война с группой людей. Чего только не накроют эти журналисты псевдоисторики.
Кайзер вне форума  
Ответить с цитированием
Ответ




РАССКАЖИ О ФОРУМЕ на других сайтах

Опции темы
Опции просмотра Оценка этой теме
Оценка этой теме:

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.


Похожие темы
Тема Автор
Стихи о войне !
Пишите в этой теме стихи о войне !!!!!! 22663 :ANYWORD::ANYWORD::ANYWORD:
Nordmen
В Донецке убили атамана «Всевеликого войска Донского»
В Донецке произошло жестокое убийство атамана Международного казачьего союза Олега Постолаки, сообщает Gazeta.ua. Мужчина исчез 27 мая. На...
право-славящий



Создано на vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot. Донецкий форум.