Донецк Форум. Донецкий форум.
   Здесь место есть политике и вздору... Удачи Вам! Я - ваш! Донецкий форум. ;)
 
ДОНЕЦКИЙ ФОРУМ - СПРАВОЧНАЯ ДОНЕЦКА
ИСТОРИЯ КАРТА ПОГОДА ДОНЕЦК ПОД ДНР НОВОСТИ
ПОЕЗДА (ЖД) АВТОБУСЫ ТАКСИ ФОТО ГОСТИНИЦЫ
WI-FI ВЕБ КАМЕРЫ БАЗА 09 ПРОВАЙДЕРЫ ОБЛАСТЬ
КИНОТЕАТРЫ ТЕАТРЫ ФК ШАХТЕР КЛУБЫ КАФЕ
ШКОЛЫ РАБОТА ИНСТИТУТЫ ТАНЦЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ
БАНКИ АВТОСАЛОНЫ АПТЕКИ БОЛЬНИЦЫ РАЙОНЫ
МЕНЮ РАЗДЕЛОВ
Вернуться   Донецк Форум. Донецкий форум. > ФОРУМЫ ДОНБАССА > Луганский форум


Луганский форум Форум Луганска и Луганской области: Алчевск, Лисичанск, Северодонецк, Красный Луч, Рубежное, Антрацит и т.д.

Ответ
 
Опции темы Оценить тему Опции просмотра
Старый 05.12.2014, 00:21   #1
Сообщений: 934
Очки репутации:
Доп. информация
По умолчанию Героическая старушка. Интервью с хирургом из Первомайска Лидией Басс.

Впервые о хирурге из Первомайска Лидии Басс мы услышали этим летом: тогда наш коллега познакомился с ней в Славянске, куда 76-летняя женщина своим ходом — под не стихающими артобстрелами — добралась в поисках лекарства для раненных. С тех пор «героическая старушка», как уважительно прозвали её в нашей редакции, стала для нас образцом мужества и верности данной клятве… С первомайским врачом лично мы общались уже в спокойной обстановке — за чашкой чая в нашей редакции. Лидия Ивановна рассказала Informator’у о жизни в захваченном сепаратистами городе, о том, в каких условиях она с коллегами спасала людей, добывала лекарства, и почему была вынуждена уехать.

Лидия Ивановна, для начала хотелось бы, чтобы вы немного рассказали о себе.

– Я родилась в селе Малиновка Полтавской области. В 1938 году, когда мне было 4 месяца, семья переехала в село Червоневка, что возле Горского на Луганщине. Отец работал на шахте. Позднее, получив травму, стал трудиться на хлебозаводе, мама – в колхозе.
В городе Горское я окончила 13-ю школу и поступила в Харьковский мединститут. В 1961 окончила его и по комсомольской путевке поехала работать в Казахстан. Проработав там 11 лет, мы с мужем вынуждены были выехать, так как он серьезно заболел. Покидала этот край с большим сожалением.
Мой муж родом из Сумской области – там прекрасная природа, очень красивые места, но на тот момент там было плохое снабжение, поэтому мы остановили свой выбор на Донбассе. С тех пор и до октября этого года я работала в Первомайской центральной городской больнице. Сначала ординатором, а затем ургентным хирургом. Пару лет назад это медучреждение переименовали в Первомайскую многопрофильную городскую больницу.

Летом в регионе стало неспокойно, город Первомайск был захвачен боевиками. Как это происходило?

– Примерно в середине июня в городе непонятно откуда появилось большое количество казаков. Также улицы города наводнили одетые в камуфляж дагестанцы, россияне. Немало было и местных «ополченцев». Изначально их организатором был человек по фамилии Милютин. Вскоре он погиб. Подробности его смерти мне неизвестны – сарафанное радио передавало лишь то, что его убили. На его похоронах выступал мэр нашего города Борис Васильевич Бабий. Он несколько раз сказал, что дело Милютина, дело Луганской Народной Республики будет продолжено. По сообщениям моих знакомых, похороны проходили с большим размахом – сравнить можно только с тем, как в лихие 90-е у нас хоронили бандита «Лысого».
После смерти Милютина фактическим организатором местных «ополченцев» стал его правая рука – некто Евгений Лещенко. Его кличка «Малыш». Также его называли «атаманом» и «комендантом». Этот человек имел за спиной ряд судимостей, 17 лет провел в заключении.
Когда все это началось – захваты административных учреждений, грабежи, помню как шла на работу. Перехожу дорогу – аптека. Рядом с ней стоит машина боевиков. Один из них узнал меня, обратился по имени-отчеству: куда вы идете? Я ответила, что на работу. На это он сказал: «Мы сейчас будем ехать больницу, к вам везти медикаменты». Тогда я воочию убедилась в том, как они открывали двери аптек, «гамузом» собирали все лекарства, полностью вычищали все – полки, склад и так далее. Себе, конечно, оставляли спиртное, сильнодействующие обезболивающие, а остальное везли к нам, в больницу.
Среди привезенного были шприцы, марля в небольшом количестве, немного растворов. Но поскольку это все забирали из аптек, фактически, не глядя, там было и много совершенно ненужных нам вещей – сборы трав для похудения, мочегонные, вплоть до прокладок и презервативов.

На тот момент в городе уже были проблемы со снабжением медикаментами?

– Да, они уже начались. А еще через несколько дней в городе не осталось ни одной аптеки, которая могла бы свободно реализовывать лекарства – все они были разграблены.
Еще через несколько дней в Первомайске также не осталось ни одного магазина, который не был бы разграблен «ополченцами». Они забирали все подчистую. Себе, естественно, оставляли алкоголь, сигареты, какие-то деликатесы, а остальные продукты питания раздавали местным жителям, в том числе, привозили и в больницу.
К тому моменту гуманитарная ситуация в городе была плачевной – у людей не было денег, в магазинах – продуктов. Многие не имели возможности выехать на освобожденную территорию, чтобы получить пенсии, соцвыплаты – для этого необходимо было разрешение коменданта на выезд. Тем, кто остался в Первомайске не платили ни пенсий, ни зарплат.
Население осталось фактически на каких-то «добрых началах «ополченцев». По крайней мере, они сами это так называли. Например, нам привозили продукты в больницу, которые мы использовали для питания и больных, и медицинских работников, и их родственников. Позже к нам стали приходить люди, чтобы прятаться от обстрелов в больничном подвале.

Как к этому отнеслось руководство вашей больницы?

– Тогда, в июле, наш заведующий, Борис Анатольевич Сильниченко, две недели подряд работал, что называется, на износ. Он на своей машине возил раненых, днями не выходил из операционной. Затем у него по графику был отпуск. Так как у него в Вешенской Станице проживают кумовья, друзья, то он выехал на территорию России. Когда отпуск закончился, он позвонил нам и сказал, что не может вернуться – его не выпускают. И по сей день его в Первомайске нет.

Многие врачи выехали из города с началом военных действий?

– Да, очень многие выехали. В городе остался Николай Григорьевич Суховерша, заместитель Сильниченко, который взял на себя обязанности заведующего отделением, детский хирург Михаил Юрьевич Силютин, ну и я. Все остальные хирурги разъехались.

Сколько на тот момент было больных в отделении?

– Больных уже было немного – 15-20 человек. Значительная часть – с осколочными и пулевыми ранениями. Если к нам привозили «ополченцев», мы не знали их фамилий – эти люди проходили у нас либо как неизвестные, либо использовались клички – «Атаман», «Магадан», «Вологда».

Все это время медикаментами и продуктами больницу по-прежнему снабжали боевики?

– Да, они продолжали привозить то, что забрали в аптеках. Возможно, у них имелись еще какие-то источники снабжения, но я в этом сомневаюсь. Они же привозили нам питьевую воду и продукты – вначале это была не «гуманитарка», а тоже, очевидно, награбленное. Техническую воду они набирали в ставке и доставляли нам на машинах МЧС.
Но вот наступил момент, когда им уже нечего было нам привозить. Я стала обращаться по телефону к мэру города — Бабию. Просила его, вплоть до грубого разговора, помочь в решении наших проблем. Я спрашивала: «Почему вы не вызываете на работу заместителя городского головы по вопросам здравоохранения, который спрятался на территории, освобожденной от сепаратистов, или заведующего горздравотделом, который будто и был в Первомайске, но находился за пределами больницы?»
Наступил момент, когда в три часа ночи, пройдя по всем отделениям больницы, я сказала, что теперь организационные вопросы беру на себя. Конечно, не все приняли это.
Первоочередная задача, которую я поставила – «освободиться от подвала».

Сколько людей на тот момент там находилось?

– Тогда там было порядка 60 человек. Этим людям нужны были продукты питания, вода – у нас ничего этого уже не было. К тому же, в подвале больницы людям находиться было менее безопасно, чем в подвалах жилых домов – это учреждение ведь нужно было и боевикам.
Первое время мы даже готовили для людей пищу. Когда такой возможности не стало, мы стали предлагать им уходить. Со временем необходимость эвакуации людей из подвала стала очевидной для всех – кормить нечем, воды нет.
К тому времени городской голова направил в больницу заведующего городским отделом здравоохранения Николая Александровича Сухова. С его появлением в организационных вопросах появился какой-то порядок. В то же время было заметно, что к Сухову «ополченцы» относятся неуважительно.

Как вообще сепаратисты относились к вам и к другим медработникам?

– Ну, вот конкретный пример: я находилась в ординаторской, прибежали санитарки (телефонной связи не было) и рассказали, что доставили много пострадавших – раненых осколками и пулями.
В приемном отделении кроме раненых находились дежурный врач, руководитель горздравоттдела, представители «ополченцев». Доставлено было два раненных сепаратиста и человек пять мирного населения. Я стала производить осмотр, чтобы определить, кто самый «тяжелый», кого подавать в операционную или в рентгенологический кабинет. В это время люди, стоящие сзади с автоматами начали требовать, чтобы в первую очередь я занималась их казаками. Я им ответила: «Нет, я буду смотреть по тяжести состояния – кто нуждается в неотложной помощи в первую очередь». «Я тебе сказал, смотри наших!», — ответил один из вооруженных людей. Тогда я повернулась к этому нему и сказала: «Слушайте, я буду спасать ваших людей, а вы так разговариваете со мной. Кто вы такие? Ефрейтор? Сержант? Рядовой? Вы разговариваете с майором медицинской службы запаса. Будьте добры, закройте дверь с той стороны и ожидайте там!». Они меня послушали. В целом, к медицинским работникам у сепаратистов отношение было все-таки лучше, чем к населению – обычных людей они, что называется, «в грош не ставят».

Как и при каких обстоятельствах вам пришлось поехать в Славянск?

– Наступил момент, когда в больнице в течение трех дней не было ни воды, ни света. Тогда в главном корпусе больницы было 143 человека. В родильном доме, который находится в 150 метрах, также было 105 человек – пациенты, персонал, население, которое пряталось от обстрелов.
Мы пытались выйти на мэра города, но из этого ничего не получалось. Наша операционная сестра проживала в Горском, ее привозил в больницу на дежурство и забирал после работы муж на автомобиле. Однажды Сухов лично посадил в их машину меня, чтобы я поехала в Горск искать там какую-то помощь. Мы знали, что там находятся первый и второй заместители мэра Первомайска.
Когда я туда приехала, в кабинете председателя местного совета Вольвач я застала заместителя городского головы Первомайска Олега Рафаиловича Кеворкянца, и стала требовать оказать нам помощь, решить проблему с водой – мы на тот момент уже были вынуждены разрешить людям пить физраствор.
Мне ответили, что ничем помочь не могут, предложили обращаться к «ополченцам», или попросить помощи у представителей украинской армии, которая располагалась неподалеку в селе Червоневка и в Попасной. Когда я попросила транспорт, чтобы добраться туда, мне сказали, что нет бензина.
Наш разговор услышал вошедший в кабинет предприниматель Герман Каушнян, этого человека я видела впервые в жизни. Он сказал мне: «Доктор, поехали» — и мы отправились в Попасную. На 24-ом блокпосту сил АТО у нас проверили документы и спросили, зачем и куда мы едем. Я объяснила цель поездки. Тогда к нам подошел командир с рацией и сказал, что в Попасную нам ехать бесполезно. Он посоветовал отправляться в Славянск, в штаб АТО. Связался со штабом и предупредил, что мы туда приедем.

В Славянске вам быстро удалось решить вопрос с водой и медикаментами?

– Мы пришли к воротам здания, где размещен штаб АТО, представились, нас впустили внутрь, выслушали. Начался разговор: а мэр ваш где? Я объяснила, что с мэром разговаривала не один раз, но это не принесло никаких результатов. Тогда офицер, с которым мы общались, позвонил мэру Первомайска и, перейдя на громкую связь, стал у него выяснять ситуацию. Бабий сначала стал возмущаться: «Какого черта она там делает? Кто ее туда посылал?» Но затем с ним стали разговаривать другим языком. И он стал вести себя более покладисто. Следует признать, что с этого момента Борис Васильевич делал немало, чтобы в больницу привозили воду, хлеб, продукты и так далее.
Там, в Славянске, нашу машину загрузили пятилитровыми бутылями с питьевой водой. После этого мы с волонтерами пошли по аптекам. Я называла, какие лекарства необходимы в первую очередь, а они отдавали деньги. Хорошо помню, что на 12 тыс. грн. были приобретены антибиотики.

Из Славянска вы отправились обратно в Первомайск?

– Нет, сначала мы с Германом поехали в Горск. Я попросила тех же – главу поссовета Вольвача и заместителя мэра Первомайска Кеворкянца – помочь мне добраться обратно в больницу. Они отказали. Я переночевала в местной больнице, а утром стала обращаться к людям, чьи машины стояли около приемного отделения. Один человек согласился, до Первомайска мы добирались «партизанскими тропами».

После этого визита вы стали поддерживать связь с представителями сил АТО?

– После того, как я побывала в Славянске, я стала передавать по телефону в штаб АТО информацию о блокпостах, где у боевиков установлены пушки, минометы. Не все я видела сама – не могла подойти ко всем блокпостам, но общалась со многими людьми, которым доверяла как себе. К тому же, иногда провоцировала людей выдавать информацию. Например, приходит ко мне человек на перевязку, я его спрашиваю – «На какой улице вы живете?» – «На Советской.» – «Ну и что вы, не боялись, там блокпоста нет?» И вот человек начинает рассказывать. Потом я перепроверяла эту информацию и передавала ее в Славянск.

Вы не опасались, что об этом догадаются сами сепаратисты или ваши пациенты, сотрудники, сочувствующие им?

– Понятно, что некоторые люди догадывались об этом, правда, вслух не говорили. В то же время, некоторые и помогали мне. Так как связь работала не везде, мне приходилось выйти из отделения, прийти в поликлинику, подняться на третий этаж и уже оттуда звонить. Тем не менее, медработники, находившиеся в больнице во время боевых действий, меня не выдали.

Приходилось ли вам сталкиваться с так называемым «комендантом» города Первомайск?

– Да, я с ним контактировала. В первый раз я увидела этого Евгения, когда они с казаками в больницу привозили подсвинков, которых, вероятно, забрали у кого-то из фермеров. Они тогда сказали: «Можете использовать их для приготовления пищи». Позже нам еще пришлось столкнуться.
Когда в больнице не было препаратов для наркоза, я вышла на профессора Валентина Иосифовича Сморжевского – сотрудника института имени Шалимова и заведующего кафедрой усовершенствования врачей реанимации и анестезиологии Игоря Порфирьевича Шлапака, они организовали посылку, однако опять возникла проблема – как ее передать.
С помощью медиков медпункта штаба АТО посылку передали в Славянск, оттуда в Брянку, где я должна была ее забрать. Для того, чтобы выехать, мне необходимо было получить разрешение «коменданта» города. Мы позвонили коменданту. Он сказал, что сейчас находится в России, где хоронят казаков, а когда вернется, то заберет посылку сам. Позже ее передали в Первомайск вместе с другой гуманитарной помощью, которую отправляли жители других городов Украины. В результате никто даже не стал проверять содержимое посылки, ее просто мне отдали – до сих пор не понимаю, зачем ей было нужно неделю лежать в Брянке.

Приходилось ли вам бывать в подвале первомайской «комендатуры», где сепаратисты содержали пленных?

Да, однажды к нам в ординаторскую пришли двое «автоматчиков». Они сказали, что им срочно нужен врач для оказания помощи пострадавшим от обстрела. Мы с детским хирургом решили бросить жребий. Ехать выпало мне, и мы на машине отправились в бывшее здание Первомайского горотдела милиции. Так я побывала в этом самом подвале.
Там был длинный коридор, по обе стороны которого располагались железные двери с окошками. В той камере, куда меня завели, содержались четыре человека.
Мне показали больного. Насколько понимаю, это был один из «ополченцев», чем-то провинившийся перед «своими». Я даже не исключаю, что он был посвящен в мою деятельность – мне ведь и некоторые «ополченцы» помогали собирать информацию. Этот человек, его звали Сергей, все время искал мой взгляд, и когда я взяла его руку, чтобы проверить пульс, он незаметно прикоснулся к моей ладони мизинцем. Во взгляде у него была безысходность. Скорее всего, он понимал, что обречен.
Я выяснила, что еще 2 недели тому назад он получил сквозное пулевое ранение голени. Невооруженным взглядом было видно, что у него высокая температура. Нога была кое-как замотана грязным бинтом. Она распухла, можно было даже сказать, что уже появляются признаки гангрены. Я сказала сопровождающим, что если немедленно не оказать ему помощь, потребуется ампутация ноги или человек может погибнуть. Но его так к нам и не привезли. Потом, по информации других «ополченцев», его отправили в так называемое «6-е управление» в Стаханове. Оттуда люди практически не возвращались. Насколько мне известно, там он и погиб.

Много ли боевиков вам приходилось оперировать?

– Немало. В тот период примерно на трех мирных жителей, попадавших ко мне, приходился один «ополченец».

Правда ли, что боевики использовали автомобили «скорой помощи» для минометных обстрелов?

– Да, регулярно. Для этого «ополченцы» разбивали в машинах боковые стекла, выставляли стволы минометов и пушек, и совершали обстрелы, перемещаясь по городу. К тому времени, как по участку, откуда стреляли, открывался ответный огонь, они уже успевали отъехать на 400-600 метров.

Когда и как вы поняли, что оставаться в Первомайске для вас становится опасным?

– Где-то во второй половине сентября, после заключения так называемого перемирия, в город стало возвращаться большое количество мирных жителей, и наших медицинских работников в том числе – кто на работу, кто за вещами, кто-то просто хотел проведать свое жилище. В это время заведующий горздравоттделом начал открывать отделения, заработала поликлиника. Предполагаю, что кто-то из вернувшихся в город, узнав о моей позиции, меня выдал.

Как после этого вам удалось покинуть Первомайск?

– 5 октября во второй половине дня мне позвонил один из «ополченцев» и сообщил, что если я из города не уеду, то уже завтра окажусь в подвале. Тогда я сказала исполняющему обязанности заведующего отделением: «Вы знаете, я всегда считала, что мое место здесь, мой долг – помогать, в том числе, и раненым «ополченцам». Мы, как врачи, не имеем права не оперировать их, но обстоятельства складываются так, что завтра я вынуждена буду уехать». Он меня понял.
Чтобы выехать, я опять связалась со Славянском. Там мне сказали, что будут думать. Я съездила домой, захватила кое-что из вещей, хотя, как впоследствии выяснилось, наиболее нужное, например, свой диплом, оставила дома. Утром, когда я была в перевязочной, мне позвонила Оксана, сотрудник медпункта штаба АТО, и сообщила, что меня ждут волонтеры в Брянке.
Как туда добраться я не знала. Позвонила одному из «ополченцев» и попросила доставить меня до Стаханова. Там – села в автобус до Брянки, где меня встретили волонтеры. Так я приехала в Славянск.

Из Славянска вы отправились в Киев, где проживает ваша дочь. Чем вы занимаетесь здесь?

– Это меня больше всего волнует и угнетает – здесь я бездельничаю.
Сегодня я общалась с Оксаной. Она сообщила мне, что в Славянске формируется медсанбат на добровольческих началах. Надеюсь туда попасть. В любом случае, сидеть здесь, сложа руки, я не собираюсь.

– Лидия Ивановна, в завершение хотелось бы услышать от вас, как вы относитесь ко всему, что в последний год происходит в нашей стране и, в частности, в Донбассе?

– За последнее время я многих вычеркнула из списка друзей, но многих новых друзей я и приобрела. Я, как и мои единомышленники, убеждена, что Крым был отдан «ни за понюшку табака». Очень обидно за тех людей, которые там остались, фактически, брошенными. К сожалению, сейчас, я вынуждена заметить, что примерно то же происходит и с людьми, которые остались в Донбассе. Здесь в Киеве я слышу от многих: «Мы им ничего не должны!», «Если хотят – пусть выезжают оттуда!». Но ведь некоторые попросту не могут выехать. Да и я ведь тоже не выезжала бы до сих пор, если бы меня не предупредили об опасности.
У кого-то нетранспортабельные родственники, кто-то опасается за свое имущество, которое наживал всю жизнь. Многие и сейчас лелеют надежду на освобождение того же Первомайска. Для всех этих людей тяжелым ударом стало объявленное перемирие – они сейчас чувствуют, что их предали. Поэтому, остается только надеяться, что территория Украины будет освобождена от боевиков в ближайшее время. Конечно, если Первомайск освободят, я вернусь туда. Там я нужна людям, а здесь, хотя ко мне и прекрасно относятся, я чувствую себя невостребованной.
http://informator.lg.ua/?p=52218

Сообщение добавлено в 00:21

вот она:
lenupuxe вне форума  
Сказавших "Спасибо!": 1 (показать список)
Ответить с цитированием
Реклама
Старый 28.12.2014, 13:45   #2
Аватар для Kamper
Сообщений: 9,804
Очки репутации: 111,631
Адрес: Южэлектросетьстрой
Доп. информация
По умолчанию

__________________
селекция русского народа... когда отобранная и взлелеянная большевиками масса подонков породит новые поколения себе подобных. ©"Воспоминания о войне"

То, что большевизм сделал против человечности - грех перед Богом, преступление, которое невозможно понять. ©Отто Диссенрот
Kamper вне форума  
Сказавших "Спасибо!": 2 (показать список)
Ответить с цитированием
Старый 28.12.2014, 15:23   #3
Сообщений: 934
Очки репутации:
Доп. информация
По умолчанию

Первомайские боевики экспроприировали гуманитарную помощь, привезённую для жителей города волонтёрами «Красного креста». Как сообщили корреспонденту informator.lg.ua местные жители, 26 декабря большегруз с логотипами международной организации. «Около полудня его начали разгружать возле захваченного магазина «Верантоль», где боевики устроили склад. Все привезённое занесли в охраняемое помещение. Жители не получили ничего», — рассказали корреспонденту. По словам наших собеседников, жителям города снова пообещали, использовать продукты в «социальной столовой».

Ранее сообщалось, что меню данного заведения состоит исключительно из жидкой похлёбки. Напомним также, что это не первый случай, когда «казаки» Первомайска отбирают гуманитарную помощь, предназначенную мирным жителям. До этого они распределили между собой продовольственные пайки, привезённые из России.
lenupuxe вне форума  
Ответить с цитированием
Ответ

РАССКАЖИ О ФОРУМЕ на других сайтах

Опции темы
Опции просмотра Оценка этой теме
Оценка этой теме:

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.


Похожие темы
Тема Автор
Интервью с Ya
Ну привет :ab: Расскажи о себе: Как зовут? Сколько лет? Где живешь? у тебя есть братья-сестры? где училась? работаешь? что это за подпись у...
T-Sly
"Героическая высадка" союзников в Нормандии
"На роль главной битвы Второй мировой войны претендуют многие сражения. Кто-то считает, что это битва под Москвой, в которой фашистские войска...
dilong
Интервью с Truly
Предлагаю провести интервью с нашей кооооооооооооотей)))) Пачиму Truly? пачиму коть? почему именно ДФ? и какую марку кофе предпачитаишь? ...
Ненастя
Интервью с пуф
Добрый вечер! Ваше имя? Ваша проф.специальность? Что вы ждете от ДФ?
Passion
Интервью с -666-
Привет Приглашаю на интервью... http://www.doneckforum.com/watermark.php?src=images/smilies/wink.gif Возраст? Работаешь (учишься)...? Планы на...
Alex LM



Создано на vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot. Донецкий форум.