Донецк Форум. Донецкий форум.
   Здесь место есть политике и вздору... Удачи Вам! Я - ваш! Донецкий форум. ;)
 
ДОНЕЦКИЙ ФОРУМ - СПРАВОЧНАЯ ДОНЕЦКА
ИСТОРИЯ КАРТА ПОГОДА ДОНЕЦК ПОД ДНР НОВОСТИ
ПОЕЗДА (ЖД) АВТОБУСЫ ТАКСИ ФОТО ГОСТИНИЦЫ
WI-FI ВЕБ КАМЕРЫ БАЗА 09 ПРОВАЙДЕРЫ ОБЛАСТЬ
КИНОТЕАТРЫ ТЕАТРЫ ФК ШАХТЕР КЛУБЫ КАФЕ
ШКОЛЫ РАБОТА ИНСТИТУТЫ ТАНЦЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ
БАНКИ АВТОСАЛОНЫ АПТЕКИ БОЛЬНИЦЫ РАЙОНЫ
МЕНЮ РАЗДЕЛОВ
Вернуться   Донецк Форум. Донецкий форум. > ИСТОРИЯ > Мировая история


Мировая история Европа. США. Азия. Вторая мировая война (ВОВ), СССР, НКВД, дивизия СС...


Ответ
 
Опции темы Оценить тему Опции просмотра
Старый 07.11.2017, 23:37   #31
Сообщений: 19,203
Очки репутации: 273,767
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

24 октября. Вторник.

Ничего в ту ночь и на следующий день не произошло. Се-годня, после все усиливающихся угроз и самого напряжен-ного состояния города, после истории с Верховским и его ухода, положение следующее.
Большевики со вчерашнего дня внедрились в Штаб, сделав "военно-революционный комитет", без подписи которого "все военные приказания недействительны". (Тихая сапа!).

Все, как будто, в одинаковой панике, и ни у кого нет ак-тивности самопроявления, даже у большевиков. На улице тишь и темь. Электричество неопределенно гаснет, и тогда надо сидеть особенно инертно, ибо ни свечей, ни керосина нет.
Дело в том, что многие хотят бороться с большевиками,
но никто не хочет защищать Керенского. И пустое место -- Вр. Правительство. Казаки, будто бы, предложили поддержку под условием освобождения Корнилова. Но это глупо: Керенский уже не имеет власти ничего сделать, даже если б обещал. Если б! А он и слышать ничего не слышит.
Было днем такое положение: что резолюция Пред-та как бы упраздняет Пр-во, как будто оно уходит с заменой "социа-листическим". Однако, авторы резолюции (левые, интернацио-налисты), потом любезно пояснили: нет, это не выражение "недоверия к Пр-ву" (?), а мы только ставим своим свои усло-вия (?).
И -- "правительство" остается. "Правительство продол-жает борьбу с большевиками" (т.е. не борьбу, а свои поздние, предательские глупости).
Сейчас большевики захватили "Пта" (Пет. Телегр. Аген-ство) и телеграф. Правительство послало туда броневиков, а броневики перешли к большевикам, жадно братаясь. На Нев-ском сейчас стрельба.
Словом, готовится "социальный переворот", самый тем-ный, идиотический и грязный, какой только будет в истории. И ждать его нужно с часу на час.
Ведь шло все, как по писанному. Предпоследний акт на-чался с визга Керенского 26-27 августа; я нахожу, что акт еще затянулся -- два месяца! Зато мы без антракта вступаем в последний. Жизнь очень затягивает свои трагедии. Еще неиз-вестно, когда мы доберемся до эпилога.
Сейчас скучно уже потому, что слишком все видно было заранее.
Скучно и противно до того, что даже страха нет. И нет
-- нигде -- элемента борьбы. Разве лишь у тех горит "вдох-новение", кто работает на Германию.
Возмущаться ими -- не стоит. Одураченной темнотой нельзя. Защищать Керенского -- нет охоты. Бороться с ордой за свою жизнь -- бесполезно. В эту секунду нет стана, в котором надо быть. И я определенно вне этой унизитель-ной... "борьбы". Это, пока что, не революция и не контр-революция, это просто -- "блевотина войны".

* * *
Бедное "потерянное дитя", Боря Бугаев (Андрей Белый.), приезжал сюда и уехал вчера обратно в Москву. Невменяемо. Безответствен-но. Возится с этим большевиком -- Ив. Разумником (да, вот куда этого метнуло!) и с "провокатором" Масловским... "Я только литературно!" Это теперь, несчастный! -- Другое "по-терянное дитя", похожее, --
А. Блок. Он сам сказал, когда я говорила про Борю: "и я такое же потерянное дитя". Я звала его в Савинковскую газету, а он мне и понес "потерянные" ве-щи: что я, мол, не могу, я имею определенную склонность к боль-шевикам (sic!), я ненавижу Англию и люблю Германию, ну-жен немедленный мир на зло английским империалистам... Честное слово! Положением России доволен -- "ведь она не очень и страдает..." Слова "отечество" уже не признает... Все время оговаривался, что хоть он теперь и так, но "вы меня, ведь, не разлюбите, ведь вы ко мне по-прежнему?" Спорить с ним бесполезно. Он ходит "по ступеням вечности", а в "вечно-сти" мы все "большевики" (но там, в этой вечности, Троцким не пахнет, нет!).
С Блоком и с Борей (много у нас этих самородков!) можно говорить лишь в четвертом измерении. Но они этого не понимают, и потому произносят слова, в 3-х измерениях прегнусно звучащие. Ведь год тому назад Блок был за войну ("прежде всего -- весело!" говорил он), был исключительно ярым антисемитом ("всех жидов перевешать"), и т.д. Вот и от-носись к этим "потерянным детям" по-человечески!
Электричество что-то не гаснет. Верно потому, что боль-шевики заседают "перманентно". Сейчас нам приносили све-жие большевистские прокламации. Все там гидры, "подняв-шие головы"; гидра и Керенский -- послал передавшихся броневиков. Заверения, что "дело революции (тьфу, тьфу!) в твердых руках".
Ну, черт с ними.

Сообщение добавлено в 23:36

25 октября. Среда.

Пишу днем, т.е. серыми сумерками. -- Одна подушка уже навалилась на другую: город в руках большевиков.
Ночью, по дороге из Зимнего Дворца, арестовали Карташева и Гальперна. 4 часа держали в Павловских казармах, по-том выпустили, несколько измывшись.
Продолжаю при электричестве.
Я выходила с Дмитрием. Шли в аспидных сумерках по Сергиевской. Мзглять, тишь, безмолвие, безлюдие, серая кис-лая подушка.
На окраинах листки: объявляется, что "Правительство низложено". Прокоповича тоже арестовали на улице, и Гвоз-дева, потом выпустили. (Явно пробуют лапой, осторожно... Ничего!). Заняли вокзалы, Мариинский Дворец, (высадив без грома "предбанник"), телеграфы, типографии "Русской Воли" и "Биржевых". В Зимнем Дворце еще пока сидят министры, окруженные "верными" (?) войсками.
Последние вести таковы: Керенский вовсе не "бежал", а рано утром уехал в Лугу, надеясь оттуда привести помощь, но...
Электричество погасло. Теперь 7 ч. 40 минут вечера. Продолжаю с огарком...
Итак: но если даже лужский гарнизон пойдет (если!), то пешком, ибо эти живо разберут пути. На Гороховой уже разо-брали мостовую, разборщики храбрые.
Казаки опять дали знать (кому?), что "готовы поддер-жать Вр. Пр-во". Но как-то кисловато. Мало их, что ли? Не-красов, который, после своей неприглядной роли 26 августа, давно уж "сторонкой ходит", чуя гибель корабля, -- разыски-вает Савинкова. Ну, теперь его не разыщешь, если он не хочет быть разысканным.
Верховский, повидимому, предался большевикам, руко-водит.
Очень красивенький пейзаж. Между революцией и тем, что сейчас происходит, такая же разница, как между мартом и октябрем, между сияющим тогдашним небом весны и се-годняшними грязными, темно серыми, склизкими тучами.
Данный, значит, час таков: все бронштейны в беспе-чальном и самоуверенном торжестве. Остатки "Пр-ва" сидят в Зимнем Дворце. Карташев недавно телефонировал домой в обще-успокоительных тонах, но прибавил, что "сидеть будет долго".
Послы заявили, что больш. правительства они не приз-нают: это победителей не смутило. Они уже успели опове-стить фронт о своем торжестве, о "немедленном мире", и уже началось там -- немедленно! -- поголовное бегство.
Очень трудно писать при огарке. Телефоны еще дей-ствуют, лишь некоторые выключены. Позже, если узнаю что-либо достоверное (не слухи, коих все время -- тьма), опять запишу, возжегши свою "революционную лампаду" -- пос-ледний кривой огарок.

В 10 ч. вечера.

(Электричество только что зажглось).
Была сильная стрельба из тяжелых орудий, слышная здесь. Звонят, что, будто бы, крейсера, пришедшие из Кронш-тадта (между ними и "Аврора", команду которой Керенский взял для своей охраны в корниловские дни), обстреливали Зимний Дворец. Дворец, будто бы, уже взят. Арестовано ли сидевшее там Пр-во -- в точности пока неизвестно.
Город до такой степени в руках большевиков, что уже и "директория", или нечто в роде назначена: Ленин, Троцкий -- наверно; Верховский и другие -- по слухам.
Пока больше ничего не знаю. (Да что знать еще, все яс-но).
Позднее. Опровергается весть о взятии б-ми Зимнего Дворца. Сраженье длится. С балкона видны сверкающие на небе вспышки, как частые молнии. Слышны глухие удары. Кажется, стреляют и из Дворца, по Неве и по Авроре. Не сдаются. Но -- они почти голые: там лишь юнкера, ударный батальон и женский батальон. Больше никого.
Керенский уехал раным-рано, на частном автомобиле. Улизнул-таки! А эти сидят, неповинные ни в чем, кроме своей пешечности и покорства, под тяжелым обстрелом.
Если еще живы.

Сообщение добавлено в 23:37

26 октября. Четверг.

Торжество победителей. Вчера, после обстрела, Зимний Дворец был взят. Сидевших там министров (всех до 17, ка-жется) заключили в Петропавловскую крепость. Подробно-сти узнаем скоро.
В 5 ч. утра было дано знать в квартиру Карташева. Се-годня около 11 ч. Т. с Д. В. отвезли ему в крепость белье и провизию. Говорят, там беспорядок и чепуха.
Вчера, вечером, Городская Дума истерически металась, то посылая "парламентеров" на "Аврору", то предлагая всем составом "идти умирать вместе с Правительством". Ни из первого, ни из второго ничего, конечно, не вышло. Маслов, министр земледелия (соц.), послал в Гор. Думу "посмертную" записку с "проклятием и презрением" демократии, которая посадила его в Пр-во, а в такой час "умывает руки".
Луначарский из Гор. Думы просто взял и пошел в Смольный. Прямым путем.
Однако, пока что, на съезде от большевиков отгороди-лись почти все, даже интернационалисты и Черновцы. Пос-ледние отозвали своих из "военно-рев. -- комитета". (Все на-чалось с этого комитета. Если Черновцы там были, -- значит, и они начинали).
Позиция казаков: не двинулись, заявив, что их слишком мало, и они выступят только с подкреплением. Психологиче-ски все понятно. Защищать Керенского, который потом объя-вил бы их контр-революционерами?..
Но дело не в психологиях теперь. Остается факт -- объя-вленное большевистское правительство: где приемьер -- Ленин-Ульянов, министр иностр. дел -- Бронштейн, призре-ния -- г-жа Коллонтай и т.д.
Как заправит это пр-во -- увидит тот, кто останется в живых. Грамотных, я думаю, мало кто останется: петер-буржцы сейчас в руках и распоряжении 200-сот тысячной банды гарнизона, возглавляемой кучкой мошенников.
Все газеты (кроме "Биржевых" и "Р. Воли") вышли, бы-ло... но по выходе были у газетчиков отобраны и на улицах сожжены.
Газету Бурцева "Общее Дело" накануне своего падения запретил Керенский. Бурцев тотчас выпустил "Наше общее дело", и его отобрали, сожгли, -- уже большевики, причем (эти шутить не любят) засадили самого Бурцева в Петропа-вловку. Убеждена, что он нисколько не смущен. Его вечно, при всех случаях, все правительства, во всех местах земного шара -- арестовывают. Он приспособился. Вынырнет.

X. вернулся. Видел Терещенку, Рутенберга и Бурцева, да кстати и Щегловитова с Сухомлиновым. Карташева увидит завтра. Терещенко простужен (в Трубецком бастионе, где они все сидят, не топили, а там сырость), кроме того, с непри-вычки трусит. Рутенберг и Бурцев абсолютно спокойны. Еще бы, еще бы. Рутенберг -- старый террорист (это он убил Гапона), а о Бурцеве я уже говорила. Маслов в тяжелом нерв-ном состоянии ("социалист" называется!, но, впрочем, я его не знаю).
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД на форуме  
Ответить с цитированием
Старый 08.11.2017, 21:33   #32
Сообщений: 19,203
Очки репутации: 273,767
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

27 октября. Пятница.

Целый день народ, не могла писать раньше. -- То же зах-ватное положение. Газеты социалистические, но антибольше-вистские, вышли под цензурой, кроме "Новой Жизни", ос-тальные запрещены. В "Известиях" (Совета) изгнана редак-ция, посажен туда больш. Зиновьев. "Гол. Солдата" -- запре-щен. Вся "демократия", все отгородившиеся от
б-ков и ушед-шие с пресловутого съезда организации, собрались в Гос. Ду-ме. Дума объявила, что не разойдется (пока не придут разго-нять, конечно!) и выпустила N "Солдатского Голоса" -- очень резко против захватчиков. Номер раскидывался с дум-ского балкона. Невский полон, а в сущности, все "обалдевши", с тупо раскрытыми ртами. В Думе и Некрасов, ловко не попавший в бастион.
Интересны подробности взятия министров. Когда, после падения Зимнего Дворца (тут тоже много любопытного, но -- после), их вывели, около 30 человек, без шапок, без верх-ней одежды, в темноту, солдатская чернь их едва не растерза-ла. Отстояли. Повели по грязи, пешком. На Троицком мосту встретили автомобиль с пулеметом; автомобиль испугался, что это враждебные войска, и принялся в них жарить; и все они, -- солдаты первые, с криками, --- должны были лечь в грязь.
Слухи, слухи о разных "новых правительствах" в разных городах. Каледин, мол, идет на Москву, а Корнилов, мол, из Быхова скрылся. (Корнилов-то уж бегал из плена посерьез-нее, германского... почему бы не уйти ему из большевистско-го?).
Уже не слухи, -- или тоже слухи, но упорные, -- что Ке-ренский, с какими-то фронтовыми войсками, в Гатчине. И Лужский гарнизон сдался без боя. От Гатчины к Спб. наши "победители" уж разобрали путь, готовятся.
Захватчики, между тем, спешат. Троцкий-Бронштейн уже выпустил "декрет о мире". А захватили они решительно все.
Возвращаюсь на минуту к Зимнему Дворцу. Обстрел был из тяжелых орудий, но не с "Авроры", которая уверяет, что стреляла холостыми, как сигнал, ибо, говорит, если б не холостыми, то Дворец превратился бы в развалины. Юнкера и женщины защищались от напирающих сзади солдатских банд, как могли (и перебили же их), пока министры не решили прекратить это бесплодие кровавое. И все равно инсургенты проникли уже внутрь предательством.
Когда же хлынули "революционные" (тьфу, тьфу!) вой-ска, Кексгольмский полк и еще какие-то, -- они прямо приня-лись за грабеж и разрушение, ломали, били кладовые, выта-скивали серебро; чего не могли унести -- то уничтожали: да-вили дорогой фарфор, резали ковры, изрезали и проткнули портрет Серова, наконец, добрались до винного погреба...
Нет, слишком стыдно писать...
Но надо все знать: женский батальон, израненный зата-щили в Павловские казармы и там поголовно изнасиловали...
"Министров-социалистов" сегодня выпустили. И они... вышли, оставив своих коалиционистов-кадет в бастионе.

Сообщение добавлено в 21:31

28 октября. Суббота.

Только четвертый день мы под "властью тьмы", а точно годы проходят. Очень тревожно за тех, кто остался в крепо-сти, когда "товарищи-социалисты" ушли. Караул все ме-няется, черт знает, на что он не способен. Там чепуха, свида-ний никому не дают, потом одним фуксом дали, потом опять всех высадили... Весь день нынче возимся с Гор. Думой ("ко-митет спасения"). Д. В. там даже был.
С утра слухи о сражении за Моск. Заставой: оказалось вздор. Днем, будто, аэроплан над городом разбрасывал ли-стки Керенского (не видала ни листков, ничего). Последнее и подтверждающееся: прав. войска и казаки уже были в Цар-ском, где гарнизон, как лужский и гатчинский, или сдавался, или, обезоруженный, побрел кучами в Спб. Почему же они были в Царском, -- а теперь в Гатчине, на 20 верст дальше?
Командует, говорят, казачий генерал Краснов и слух: ис-полняет приказы только Каледина (и Каледин-то за тысячу верст!), а Керенский, который с ними, -- у них, будто бы, "на веревочке". По выражению казака-солдата: "если что не по нашему, так мы ему и голову свернем".
Как значительны войска -- неизвестно. Здешние стяги-вают на вокзалы своих, -- силы "петроградского гарнизона" (шваль) и красногвардейцев. Эти храбрые, но все сброд, маль-чишки.
Генерал Маниковский, арестованный с правительством, освобожден, хотя еще сегодня утром большевики хотели его расстрелять. Он говорил сегодня, что с казаками и с Керен-ским находился также и Борис. (Очень вероятно. Не сидит же он, сложа руки).
Сейчас льет проливной дождь. В городе -- полуокопав-шиеся в домовых комитетах обыватели, да погромщики. Наи-более организованные части большевиков стянуты к окраи-нам, ждя сражения. Вечером шлялась во тьме лишь вооружен-ная сволочь и мальчишки с винтовками. А весь "вр. комитет", т.е. Бронштейны-Ленины, переехал из Смольного... не в зага-женный, ограбленный и разрушенный Зимний Дворец -- нет! а на верную "Аврору..." Мало ли что...
Очень важно отметить следующее.
Все газеты оставшиеся, (3/4 запрещены), вплоть до "Нов. Жизни", отмежевываются от большевиков, хотя и в разных степенях. "Нов. Жизнь", конечно, менее других. Ле-зет подмигивая, с блоком, и тут же "категорически осу-ждает", словом, обычная подлость. "Воля Народа" резка до последней степени. Почти столь же резко и "Дело" Чернова. Значит: кроме групп с.д. меньшевиков и с.д. интернационали-стов, правые с-эры и главная группа -- с-эры Черновцы -- от большевиков отмежевываются? Но... в то же время наме-чается у последних с-эров, очень еще прикрыто, желание ис-пользовать авантюру для себя. (Широкое движение, улови-мое лишь для знающего все кулисы и мобили).
То есть: левые, за большевиками, партии, особенно с-эры Черновцы, как бы переманивают "товарищей" гарнизона и красногвардейцев (и т.д.): большевики, мол, обещают вам мир, землю и волю, и социалистическое устройство, но все это они вам не дадут, а могут дать -- и дадим в превосходной степени! -- мы. У них только обещания, а у нас это же, -- не-медленное и готовое. Мы устроим настоящее социалистиче-ское правительство без малейших буржуев, мы будем бо-роться со всякими "Корниловцами", мы вам дадим самый мг-новенный "мир" со всей мгновенной "землей". С большеви-ками же, товарищи дорогие, и бороться не стоит; это прово-кация, если кто говорит, что с ними нужно бороться; просто мы возьмем их под бойкот. А так как мы -- все, то больше-вики от нашего бойкота в свое время и "лопнут, как мыльный пузырь".
Вот упрощенный смысл народившегося движения, кото-рое обещает... не хочу и определять, что именно, однако очень много и, между прочим, ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ БЕЗ КОНЦА И КРАЯ.

Сообщение добавлено в 21:32

29 октября. Воскресенье.

Узел туже, туже... Около 6 часов прекратились телефоны, -- станция все время переходила то к юнкерам, то к больше-викам, и, наконец, все спуталось. На улицах толпы, стрельба. Павловское Юнк. Уч. расстреляно, Владимирское горит; слышно, что юнкера с этим глупым полковником Полковниковым заседали в Инж. Замке. О войсках Керенского слухов много, -- сообщений не добыть. Из дому выходить больше нельзя. Сегодня в нашей квартире (в столовой) дежурит домо-вой комитет, в 3 часа будет другая смена.
Вчера две фатальные фигуры X. и Z. отправились, было, соглашательной "делегацией" к войскам Керенского -- "во избежание кровопролития". Но это вам, голубчики, не в Зим-ний Дворец шмыгнуть с ультиматумом Чернова. На первом вокзале их схватили большевики, били прикладами, чуть не застрелили, арестовали, издевнулись вдосталь, а потом выш-вырнули в зад ногой.
Толпа, чернь, гарнизон -- бессознательны абсолютно и сами не понимают, на кого и за кого они идут.
Газеты все задушены, даже "Рабочая"; только украдкой вылезает "Дело" Чернова (ах, как он жаждет, подпольно, со-глашательства с большевиками!), да красуется, помимо "Правды", эта тля -- "Новая Жизнь".
Петропавловка изолирована, сегодня даже X. туда не пу-стили. Вероятно, там, и на "Авроре", засели главари. И надо помнить, что они способны на все, а чернь под их ногами -- способна еще даже больше, чем на все. И главари не очень-то ею владеют.
Петербург, -- просто жители, -- угрюмо и озлобленно молчит, нахмуренный, как октябрь. О, какие противные, чер-ные, страшные и стыдные дни!

Сообщение добавлено в 21:33

30 октября. Понедельник. 7 час. веч.

Положение неопределенное, т.е. очень плохое. Почти ни у кого нет сил выносить напряжение, и оно спадает, ничем не разрешившись.
ВОЙСКА КЕРЕНСКОГО НЕ ПРИШЛИ (и не придут, это уж ясно). Не то -- говорят -- в них раскол, не то их ма-ло. Похоже, что и то, и другое. Здесь усиливаются "соглашательные" голоса, особенно из "Новой Жизни". Она уж готова на правительство с большевиками -- "левых дем. партий". (Т.е. мы -- с ними).
Телефон не действует, занят красной гвардией. Зверства "большевистской" черни над юнкерами -- несказанны. За-ключенные министры, в Петропавловке, отданы "на милость" (?) "победителей". Ушедшая, было, "Аврора" вернулась назад вместе с другими крейсерами. Вся эта храбрая и грозная (для нас, не для немцев!) флотилия -- стоит на Неве.

Сообщение добавлено в 21:33

31 октября. Вторник.

Отвратительная тошнота. До вечера не было никаких даже слухов. А газет только две -- "Правда" и "Нов. Жизнь". Телефон не действует. Был всем потрясенный X., рассказы-вал о "петропавловском застенке". Воистину застенок, -- что там делают с недобитыми юнкерами!
Поздно вечером кое-что узнали, и очень правдоподобное. Дело не в том, что у Керенского "мало сил". Он мог бы иметь достаточно, придти и кончить все здешнее 3 дня тому назад; но... (нет слов для этого, и лучше я никак и не буду го-ворить) -- он опять колеблется! Отсюда вижу, как он то па-дает в прострации на диван (найдет диван!), то вытягивает шею к разнообразным "согласителям", предлагающим ему всякие "демократические" меры "во избежание крови". И в то время, когда здесь уже льется кровь детей-юнкеров, женщин, а в сырых казематах сидят люди пожилые, честные, ценные, виноватые лишь в том, что поверили Керенскому, взяли на себя каторжный и унизительный (при нем) правительствен-ный труд! Сидят под ежеминутной угрозой самосуда пьяных матросов, -- озверение растет по часам.
А Керенский -- не все договорил еще! Его еще зудит выехать в автомобиле к "своему народу", к знаменитому "пе-троградскому гарнизону" -- и поуговаривать. УЖ БЫЛО. Оказывается -- выезжал. И не раз. Гарнизон не уговорился нисколько. Но он и не сражается. Постоит -- и назад с пози-ций, спать. Сражается сброд и красная армия, мальчишки-рабочие с винтовками.
Казаки озлоблены до последней степени. Еще бы! Ка-ково им там, в этом, поистине дурацком, положении? И Бо-рису, если он там тоже сидит с ними. Каждое столкновение казаков с "красными", -- (столкновений все же предотвра-тить нельзя, -- Керенский верно, смахивает слезу пальцем перчатки) -- кончается для красных плохо.

О Москве: там 2000 убитых? Большевики стреляли из тяжелых орудий прямо по улицам. Объявлено было "переми-рие", превратившееся в бушевание черни, пьяной, ибо она тут же громила винные погреба.
Да. Прикончила война душу нашу человеческую. Выела -- и выплюнула.
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД на форуме  
Ответить с цитированием
Старый 09.11.2017, 19:05   #33
Сообщений: 19,203
Очки репутации: 273,767
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

1 ноября. Среда.

Все идет естественным (логическим) порядком. Как по писанному, -- впрочем, ярче и ужаснее всякого "писанного". Дополнения ко вчерашнему такие: здешние соглашатели про-должают соглашаться... между собой, о том, что нужно согла-ситься с большевиками. В думском комитете до последнего по-ту сидели, все разговаривали, обсуждали состав нового "левого" правительства, чуть не все имена выбрали... так, как будто все у них в кармане и большевики положили завоеванный "Пе-троград" к их ногам. Самый жгучий вопрос решали: согла-шаться ли им с большевиками? Решили. Соглашаться. Как вопрос о соглашательстве стоит у большевиков -- этим не занимались. Разумелось само собой, что большевики только и ожидают, когда снизойдут к ним другие левые партии (!!).
В думском комитете, где осталось большевиков весьма немного, из захудалых, -- да и те просто "присутствовали", -- назначения так и сыпались. Чернов, конечно, премьером... Очевидец мне рассказывал, что это жалкое и страшное сове-щание все время сопровождалось смехом, и что это было осо-бенно трагично. Предлагали так, просто, кого кто придумает. Предложили знаменитого Н. Д. Соколова, -- его кандида-тура была встречена особым взрывом смеха, но благосклон-но. Вообще захудалые большевики мало против кого возражали, они помалкивали и только смеялись. Горячо галдели все остальные.
Чернов, -- вернее Черновцы, ибо самого-то Чернова где-то нету, портфель министра нар. проев, снисходительно обе-щали Луначарскому. (А он давно в Смольном!). Проекты блистательные...
...Царское было раньше оставлено; туда, после оставле-ния Гатчины, явились, свободно и смело, большевики. Распу-бликовали, что "Царское взято". Застрелили спокойно комен-данта (не огорчайтесь, А. Ф., это не "демократическая" кровь), стали сплошь врываться в квартиры. Над Плехановым изде-вались самым площадным образом, в один день обыскивали его 15 (sic!) раз. Больной, туберкулезный старик слег в по-стель, положение его серьезно.
Вот картина. Не думаю, однако, чтобы кто-нибудь, по ка-ким угодно рассказам и записям, мог понять и представить себе нашу здесь атмосферу. В ней надо жить самому.

Сообщение добавлено в 19:01

2 ноября. Четверг.

Я веду эту запись не только для сводки фактов, но и для посильной передачи атмосферы, в которой живу. Поэтому за-писываю и слухи по мере их поступления.
Сегодня почти все, записанное вчера, подтверждается. В чисто-большевистских газетах трактуется с подробностями "бегство" Керенского. Будто бы в Гатчине его предали изме-нившие казаки и он убежал на извозчике, переодевшись ма-тросом. И даже, наконец, что в Пскове, окруженный враждеб-ными солдатами, он застрелился.
Из этого верно только, одно, конечно: что Керенский куда-то скрылся, его при "его" войсках нет, и никаких уже "его войск" -- нет.
Соглашательские потуги (вчерашнее "министерство") стыдливо затихли.
Масса явных вздоров о Германии, о наступлении Кале-дина на Харьков (психологически понятные легенды). А вот не вздор: в Москве, вопреки вчерашним успокоительным из-вестиям, полнейшая и самая страшная бойня: расстреливают Кремль, разрушают Национальную и Лоскутную гостини-цы.
Штаб на Пречистенке. Много убитых в частных кварти-рах -- их выносят на лестницу (из дома нельзя выйти). Много женщин и детей. Винные склады разбиты и разграбле-ны. Большевистские комитеты уже не справляются с толпой и солдатами, взывают о помощи к здешним.

Черно-красная буря над Москвой. Перехлест.
Уехать нельзя и внешне (и внутренне) Да и некуда.
Пока формулирую кратчайшим образом происходящее так: Николай II начал, либералы-политики продолжили -- поддержали, Керенский закончил.

Я не переменилась к Керенскому. Я всегда буду утвер-ждать, как праведную, его позицию во время войны, во время революции -- до июля. Там были ошибки, человеческие; но в марте он буквально спас Россию от немедленного безумного взрыва. После конца июня (благодаря накоплению ошибок) он был кончен, и, оставаясь, конченный, во главе, держал руль мертвыми руками, пока корабль России шел в водоворот.

Это конец. О начале -- Николае II -- никто не спорит. О продолжателях-поддерживателях, кадетах, правом блоке и т.д. -- я довольно здесь писала. Я их не виню. Они были слепы, и действовали, как слепые. Они не взяли в руки неизбежное, думали, отвертываясь, что оно -- избежно. Все видели, что КАМЕНЬ УПАДЕТ (моя запись 15-16-го года), все кроме них. Когда камень упал, и тут они почти ничего не увидели, не поняли, не приняли. Его свято принял на свои слабые плечи Керенский. И нес, держал (один!), пока не сошел с ума от непосильной ноши, и камень -- не без его содей-ствия, -- не рухнул всею своею миллионнопудовой тяжестью -- на Россию.

Сообщение добавлено в 19:02

3 ноября. Пятница.

Весь день тревога о заключенных. Сигнал к ней дал X., вернувшийся из Петропавловки. Там плохо, сам "комендант" боится матросов, как способных на все при малейшей трево-ге. Надо ухитриться перевести пленников. Куда угодно -- только из этой матросско-большевистской цитадели. Обра-щаться к Бронштейну -- единственный вполне бесполезный путь. Помимо противности вступать с ним в сношения -- это так же бесцельно, как начать разговор с чужой обезьяной. Была у нас мать Терещенки. Мы лишь одно могли придумать -- скользкий путь обращения к послам. Она видела Фрэнсиса, увидит завтра Бьюкенена. Но их тоже положение, -- обращаться к "правительству", которого они не признают? Надо хранить международные традиции; но все же надо по-нимать, что это ........ для которой нет ни признания, ни не-признания.
Посольства охраняются польскими легионерами.
О Москве сведения потрясающие. (Сейчас -- опять, что утихает, но уже и не верится). Город в полном мраке, телефон оборван. Внезапно Луначарский, сей "покровитель куль-туры", зарвал на себе волосы и, задыхаясь, закричал (в газе-тах), что если только все так, то он "уйдет, уйдет, из больше-вистского пр-ва"! Сидит.
Соглашатели хлебнули помоев впустую: большевики не-даром смеялись, -- они-то ровно ни на что не согласны. Те-перь, -- когда они упоены московскими и керенскими "побе-дами"? Соглашателям вынесли такие "условия", что остава-лось лишь утереться и пошлепать восвояси. Даже подленинцы из "Новой Жизни" ошарашились, даже с-эры чер-новцы дрогнули. Однако, эти еще надеются, что б-ки пойдут на уступочки (легкомыслие), уверяют, что среди б-ков -- ра-скол... А, кажется, у них свой начинается раскол и некоторые с-эры ("левые") готовы, без соглашений, прямо броситься к большевикам: возьмите нас, мы уже сами большевики.
В Царском убили священника за молебен о прекращении бойни (на глазах его детей). Здесь тишина, церковь все недавние молитвы за Врем. Пр-во тотчас же покорно выпустила. Банки закрыты.

Сообщение добавлено в 19:03

4 ноября. Суббота.

Все то же. Писать противно. Газеты -- ложь сплошная. Впрочем: расстрелянная Москва покорилась большеви-кам.
Столицы взяты вражескими -- и варварскими -- вой-сками. Бежать некуда. Родины нет.

Сообщение добавлено в 19:03

5 ноября. Воскресенье.

Приехал Горький из Москвы. Начал с того, что объявил: "ничего особенного в Москве не происходило" (?!) X. видел его мельком, когда он ехал в свою "Нов. Жизнь". Будто бы, "растерян", однако "Нов. Жизнь" поддерживает; помогать за-ключенным (у него масса личных друзей среди б-кого "прави-тельства") и не думает.
В стане захватчиков есть брожения; но что это, когда два столпа непримиримых и непобедимых на своих местах: Ле-нин и Троцкий. Их дохождение до последних пределов и не-зыблемость объясняется: у Ленина попроще, у Троцкого -- посложнее.
Любопытны подробности недавних встреч фронтовых войск с большевистскими (где всегда есть агитаторы). Войска начинают с озлобления, со стычек, с расстрела... а больше-вики, не сражаясь, постепенно их разлагают, заманивают, и, главное, как зверей, прикармливают.
Навезли туда мяса, хлеба, колбас -- и расточают, не считая. Для этого они спе-циально здесь ограбили все интенданство, провиант, загото-вленный для фронта. Конечно, и вином это мясо поливается. Видя такой рай большевистский, такое "угощение", эти изго-лодавшиеся дети-звери тотчас становятся "колбасными" большевиками. Это очень страшно, ибо уж очень явственен -- дьявол.
Керенский, действительно, убежал, -- во время начав-шихся "переговоров" между "его" войсками и б-стскими. Всех подробностей еще не знаю, но общая схема, кажется, верна; эти "переговоры" -- результат его непрерывных колебаний (в такие минуты!), его зигзагов. Он медлил, отдавал противоречивые приказы Ставке, то выслать войска, то не надо, выз-ванные возвращал с дороги, торговался и тут (наверно с Бо-рисом и с казаками: их было мало, они должны были требо-вать подкрепления). Устраивал "перемирия" для выслушива-ния приезжающих "соглашателей"... Словом, та же преступ-ная канитель, -- наверно.
Рассказывают (очевидцы), что у него были моменты ис-терического геройства. Он как-то остановил свой автомобиль и, выйдя, один, без стражи, подошел к толпе бунтующих сол-дат... которая от него шарахнулась в сторону. Он бросил им: "мерзавцы!", пошел, опять один, к своему автомобилю уехал.
Да, фатальный человек; слабый... герой. Мужественный ... предатель. Женственный... революционер. Истерический главнокомандующий. Нежный, пылкий, боящийся крови -- убийца. И очень, очень, весь -- несчастный.

Сообщение добавлено в 19:04

6 ноября. Понедельник.

Я кончу, видно, свою запись в аду. Впрочем -- ад был в Москве, у нас еще предадье, т.е. не лупят нас из тяжелых орудий и не душат в домах. Московские зверства не преуве-личены -- преуменьшены.
Очень странно то, что я сейчас скажу. Но... мне СКУЧНО писать. Да, среди красного тумана, среди этих омерзительных и небывалых ужасов, на дне этого бессмыс-лия -- скука. Вихрь событий и -- неподвижность. Все ру-шится, летит к черту и -- нет жизни. Нет того, что делает жизнь: элемента борьбы. В человеческой жизни всегда при-сутствует элемент волевой борьбы; его сейчас почти нет. Его так мало в центре событий, что они точно сами делаются, хотя и посредством людей. И пахнут мертвечиной. Даже в землетрясении, в гибели и несчастии совсем внешнем, больше жизни и больше смысла, чем в самой гуще ныне происходя-щего, -- только начинающего свой круг, быть может. Зачем, к чему теперь какие-то человеческие смыслы, мысли и слова, когда стреляют вполне бессмысленные пушки, когда все де-лается посредством "как бы" людей, и уже не людей? Стра-шен автомат, -- машина в подобии человека. Не страшнее ли человек -- в полном подобии машины, т.е. без смысла и без воли?
Это -- война, только в последнем ее, небывалом, идеаль-ном пределе: обнаженная от всего, голая, последняя. Как если бы пушки сами застреляли, слепые, не знающие куда и зачем. И человеку в этой "войне машин" было бы -- сверх всех представимых чувств -- еще СКУЧНО.
Я буду, конечно, писать... Так, потому что я летописец. Потому что я дышу, сплю, ем... Но я не живу.
Завтра предполагается ограбление б-ками Государствен-ного Банка. За отказом служащих допустить это ограбление на виду -- б-ки сменили полк. Ограбят завтра при помощи этой новой стражи.
Видела жену Коновалова, жену Третьякова. Союзные по-сольства дали знать в Смольный, что если будут допущены насилия над министрами -- они порывают все связи с Рос-сией. Что еще они могут сделать? Третьякова предлагает путь подкупа (в виде залога; да этим, видно, и кончится). Они выйти согласятся лишь вместе.
У X. был Горький. Он производит страшное впечатление. Темный весь, черный, "некочной". Говорит -- будто глухо лает. Бедной Коноваловой при нем было очень тяжело. (Она -- милая француженка, виноватая перед Горь-ким лишь в том, разве, что ее муж "буржуй и кадет"). И вообще получалась какая-то каменная атмосфера. Он от вся-ких хлопот за министров начисто отказывается.
-- Я... органически... не могу... говорить с этими... мер-завцами. С Лениным и Троцким.
Только что упоминал о Луначарском (сотрудник "Н. Жизни", а Ленин -- когда-то совсем его "товарищ") -- я и возражаю, что поговорите, мол, тогда с Луначарским... Ниче-го. Только все о своей статье, которую уж он "написал"... для "Нов. Жизни"... для завтрашнего N... Да черт в статьях! X. пошел провожать Коновалову, тяжесть сгустилась. Дима хо-тел уйти... Тогда уж я прямо к Горькому: никакие, говорю, статьи в "Нов. Жиз." не отделят вас от б-ков, "мерзавцев", по вашим словам; вам надо уйти из этой компании. И, помимо всей "тени" в чьих-нибудь глазах, падающей от близости к б-кам, -- что сам он, спрашиваю, сам-то перед собой? Что го-ворит его собственная совесть?
Он встал, что-то глухо пролаял:
-- А если... уйти... с кем быть?
Дмитрий живо возразил:
-- Если нечего есть -- есть ли все-таки человеческое мясо?

Сообщение добавлено в 19:05

------
Здесь обрывается текст моей "Петербургской Записи", -- все, что от нее уцелело и, после долгих лет попало в мои руки. Продолжения (которое по размеру почти равно печатае-мому, хотя обнимает всего 20 следующих месяцев) я не имею, и, вероятно, никогда иметь не буду. У меня сохранились лишь отрывочные заметки самых последних месяцев в СПБ (июнь 19 г. по янв. 20 г.), -- эти заметки вошли в сборник "Царство Антихриста", вышедший заграницей в 21 г. на русском, фран-цузском и немецком языках. Они будут впоследствии перепе-чатаны в отдельном издании, соединенные с такими же за-метками о шестимесячном нашем пребывании в Польше в 1920 г., с января по ноябрь.
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД на форуме  
Ответить с цитированием
Старый 20.11.2017, 21:08   #34
Сообщений: 19,203
Очки репутации: 273,767
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Вот ещё:

З. Н. Гиппиус. Записи с 7 ноября 1917 по 22 октября 1918.

Зинаида Гиппиус. Петербургские дневники 1914--1919.
Нью-Йорк. Москва. Центр "ПРО", СП "Саксесс", 1990
OCR Бычков М. Н.

Нижеследующие страницы "Петербургского дневника" были впервые опубликованы в 1979 в 4-м выпуске самиздатского альманаха "Память" (Москва), а затем частично перепечатаны парижской газетой "Русская мысль" (No 3291, 17 января 1980) под заголовком "Выписки из дневника З.", с пометой об авторе как "анониме".
Д-р Темира Пахмусс (Иллинойский ун-т, США) установила, что "З." -- это З. Н. Гиппиус, и в парижском издании "Памяти" (YMCA-Press, 1981) "Выписки" подписаны уже полным именем автора.
Здесь публикуются только те записи, которые не попали в "Синюю книгу" 1929 года.

http://az.lib.ru/g/gippius_z_n/text_0080.shtml
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД на форуме  
Ответить с цитированием
Ответ




РАССКАЖИ О ФОРУМЕ на других сайтах

Опции темы
Опции просмотра Оценка этой теме
Оценка этой теме:

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.




Создано на vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2020, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot. Донецкий форум.