Донецк Форум. Донецкий форум.
   Здесь место есть политике и вздору... Удачи Вам! Я - ваш! Донецкий форум. ;)
 
ДОНЕЦКИЙ ФОРУМ - СПРАВОЧНАЯ ДОНЕЦКА
ИСТОРИЯ КАРТА ПОГОДА ДОНЕЦК ПОД ДНР НОВОСТИ
ПОЕЗДА (ЖД) АВТОБУСЫ ТАКСИ ФОТО ГОСТИНИЦЫ
WI-FI ВЕБ КАМЕРЫ БАЗА 09 ПРОВАЙДЕРЫ ОБЛАСТЬ
КИНОТЕАТРЫ ТЕАТРЫ ФК ШАХТЕР КЛУБЫ КАФЕ
ШКОЛЫ РАБОТА ИНСТИТУТЫ ТАНЦЫ ОБЪЯВЛЕНИЯ
БАНКИ АВТОСАЛОНЫ АПТЕКИ БОЛЬНИЦЫ РАЙОНЫ
МЕНЮ РАЗДЕЛОВ
Вернуться   Донецк Форум. Донецкий форум. > ИСТОРИЯ > Исторические персоны


Исторические персоны Батый, Наполеон, Сталин, Гитлер, Ленин, Хмельницкий, Махно, Бандера, Шухевич...


Ответ
 
Опции темы Рейтинг: Рейтинг темы: голосов - 3, средняя оценка - 3.00. (3.00 из 5.00) голосов - 3 Опции просмотра
Старый 29.08.2017, 20:52   #76
Аватар для Грузчик
Сообщений: 18,155
Очки репутации: 119,672
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Yarema Посмотреть сообщение
Негри на півдні збирали бавовну, а курудзу і пшеницю вирощували білі фермери в преріях, де рабовладіння не було.
Товарисч Сева, как и положенно культурному советскому еврею негролюбивый.

Но эта болезнь быстро лечится, стоит ему оказаться близко к неграм.

Сообщение добавлено в 20:52

Батька Махно запятнал свою идею сотрудничеством с коммунистами, чем бы это сотрудничество не было вызвано.

А это значит, что никакой положительной роли ни он, ни его армия в истории Украины не имели.
__________________
После воссоединения Крыма и России, образовавшийся субъект следует именовать "Крыссия", а жителей субъекта "крысами". Президент В.В. Пукин.
Грузчик вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 28.11.2017, 01:04   #77
NO TIME TO DIE
Аватар для James Bond
Сообщений: 13,499
Очки репутации: 211,467
Адрес: UK. London. West End.
Доп. информация
По умолчанию



Сообщение добавлено в 01:04

Цитата:
Сообщение от @Грузчик Посмотреть сообщение
А это значит, что никакой положительной роли ни он, ни его армия в истории Украины не имели.
да что ты говоришь?
__________________
Володимир Путiн=Володимир Зеленський=#уйло (2 шт)
James Bond на форуме  
Ответить с цитированием
Старый 05.12.2017, 13:05   #78
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Отповедь конъюнктурному летописцу: Заметки на полях предисловий к воспоминаниям Нестора Махно

Вальтер Беньямин справедливо заметил: историю пишут победители, поэтому подлинная история недоступна нам до тех пор, пока не восстановлена история побеждённых: казнённых, репрессированных, арестованных, изгнанных, забытых, стёртых из памяти и архивов. Это утверждение особенно справедливо для истории Гражданской войны 1917-1922 годов в России: предусмотрительно «авторски» записанная большевиками, затем официозно оттиснутая сталинским режимом на скрижалях завета советского мира, а после скверно разбавленная тоталитарными бюрократами всех мастей и конфессий вплоть до наших дней, эта история до сих пор рассказана лишь отчасти – и лишь о том, как представляли себя побеждавшие в ней. К их техникам и принципам повествования мы и обратимся в этом очерке, оставляя задачу восстановления истории самого оклеветанного и исторически раздавленного учения - анархизма - самоотверженным специалистам, и без того не покладая рук работающим над её решением.

За последние 10 лет в России несколько раз переиздавались воспоминания Нестора Махно. И, по крайней мере, дважды – с весьма провокационным предисловием некоего Владимира Черкасова-Георгиевского – детективного писателя и большого любителя захватывающих приключений белогвардейцев. По части фальсификаций, искажений и издевательств над неконъюнктурными (синоним) фигурами ему поистине удалось превзойти первый канал: вместо того, чтобы написать содержательное концептуальное или хотя бы историческое введение в текст мемуаров, этот господин сотворил бестолковый и невежественный пасквиль, какой не следовало бы писать даже о самом мизерабельном негодяе, не то что о Н.И.Махно. Тем не менее, Владимир Черкасов-Георгиевский счёл это возможным для своей творческой репутации. Обратимся же к его опусам - как к лучшему образцу исторической лжи, служащей идеологии правящего режима.

Весь жизненный путь Нестора Махно господин Черкасов-Георгиевский категориально выводит из эпизода, имевшего место в детстве (будущего революционера), когда во время (обряда) крещения у священника загорелась ряса. По народным преданиям это предвещало младенцу бандитскую судьбу. Прямую связь с этим многозначительным эпизодом Черкасов-Георгиевский не стесняется устанавливать на протяжении своего текста несколько раз, как бы восклицая: «А что ещё можно было ожидать от ребёнка с таким предзнаменованием! Ясное дело: бандит – тут и разбираться нечего». Этот сокрушительный аргумент задаёт горизонт (и одновременно теоретическую планку) всем прочим рассуждениям автора о своём персонаже и красноречиво свидетельствует об уровне его логического и понятийного аппарата.

Повествуя о юности Н.Махно и его первом опыте участия в анархистской группе, Черкасов-Георгиевский пишет: «Его боевики во имя своих целей грабили и убивали, называя это, как и другие криминально-террористические революционные группировки того времени «экспроприацией»»(с.5). Помимо каламбурно-возмущённого «во имя своих целей» (как будто действия могут осуществляться как-то иначе), сразу несколько нарочитых и дурно пахнущих штампов выдают в авторе человека с телевидения: там издавна любят слова «криминальный», «террористический», «группировка», «подельщики» и «боевики». После них можно смело вставлять «ликвидировать» вместо «убивать» и не бояться прослыть антигуманным: в репортажах о горячих точках этих ярлыков телезрителям обыкновенно бывает достаточно даже когда речь идёт об обстреле мирной деревни, в итоге которого погибают безоружные местные жители. Дойдя до эпизода с ограблением анархистами-хлеборобами торговца Брука ради нужд голодающих, Черкасов-Георгиевский, конечно же, ставит последнее слово под сомнение - в кавычки: судя по всему тексту предисловия, ему явно не хватает фантазии вообразить, что в мире и в самом деле существуют голодающие, и что кого-то действительно это может волновать больше, чем личное обогащение.

Так, на одной из последующих страниц он окончательно перестаёт сдерживаться и - разумеется, без каких-либо ссылок на источники, - впадает в самое настоящее исступление: «Попав на Украину, они (махновцы) использовали свои должности для уничтожения чужой «собственности», но каждый считал нужным обзавестись своими собственными кладами, которые обязательно должны были состоять из золота, бриллиантов и других драгоценных вещей (Прим.: В конце предисловия, описывая, в какой бедности оказался Махно после войны, автор не снимает своих обвинений, а, вдобавок обличает его ещё и как неудачника: дескать, наворовал, а увезти не смог, простофиля. Сократовский аргумент против обвинений в обогащении попросту не укладывается в голове у Черкасова-Георгиевского). <Далее он продолжает>: Моногамию они, как «чистые» анархисты отрицали и учреждали институты полигамии, то есть каждый обзаводился гаремом проституток. <…> До окончательного торжества анархии «ура-братия» временно провозгласила диктатуру эдакой олигархии: золота, вина, проституток и, соответственно, сифилиса. <…> Никто не мог «батьке» Махно так красноречиво льстить, петь дифирамбы, как эти анархиствующие проститутки».

Для начала, не выясняя, с кем же путает Махно господин Черкасов-Георгиевский на предмет заболевания сифилисом, напомним ему, что Махно умер от туберкулёза.

Крайне примечательно перечисление автором через запятую золота, бриллиантов и женщин: желая уличить в необузданной жадности махновцев, господин Черкасов-Георгиевский лишь постыдно демонстрирует однородность этих категорий в своём собственном сознании. Впрочем, для горячо любимых им белогвардейцев женщина действительно исторически была, прежде всего, вещью, чему провозглашалось множество самых разных метафизических обоснований. Так что, вероятно, в его собственном миропонимании это даже не постыдная оговорка. Но не для анархистов: ни в работах теоретиков, ни в прокламациях и печати, ни в мемуарах самого Н.Махно женщина нигде не выглядит так униженно, как в прокурорском морализаторстве самого Черкасова-Георгиевского, якобы отстаивающего «женскую честь» и, пожалуй, даже не знающего, что в отрядах анархистов женщины состояли на равных с мужчинами (что видно на примере повествования самого Махно о М.Никифоровой, и что в целом характерно для анархистских текстов любого жанра); что проституция - в отличие от правых течений - горячо осуждалась как теорией, так и практикой анархизма – как порок капиталистического мира, требующий полного и скорейшего преодоления; что называть проститутками женщин, вступающих в добровольные сексуальные отношения без коммерческого интереса – признак уродливой и дремучей морали, и что, наконец, сам Н.Махно был дважды и вполне моногамно женат. Свободное сексуальное поведение махновцев в разные периоды Гражданской войны, о котором с сожалением стратега упоминает и В.Волин в «Неизвестной революции», не имело ничего общего с «гаремами проституток» и «олигархией», как это грезится господину Черкасову–Георгиевскому, не умеющему представить себе мечты, не связанные с богатством и унизительным господством над женщинами, а сексуальность - не связанной с деньгами и низостью. Пусть же эта часть его дурно пахнущего текста говорит больше о нём, нежели о людях, за описание чьих жизней он получил уже как минимум два гонорара.

Не меньшее невежество Черкасов-Георгиевский обнаруживает и по части собственно социально-политических вопросов. Так, восхищаясь Врангелем, Деникиным и Колчаком, в повествовании об анархо-коммунизме Черкасов-Георгиевский внезапно скатывается в совсем уж парадоксальные симпатии и к вождям большевизма. Например, в подписях к фотографиям приложения он сочувствует Троцкому: «Л.Д.Троцкий не раз объявлял Махно вне закона, но до поры до времени вынужден был терпеть его». Было бы любопытно узнать у господина Черкасова-Георгиевского, кто же именно вынудил Троцкого «терпеть» Махно, а заодно - по какому праву он объявлял его вне закона. Быть может, Троцкий всё же использовал Махно как инструмент, и потому был не «вынужден», а «заинтересован» его «терпеть», а после – предал, как предал впоследствии Кронштадт, и объяснил это революционным опытом и стратегическим мышлением? О таких тонкостях господин Черкасов-Георгиевский, по-видимому, не размышлял.

Забывает он и о том, что на предыдущих страницах вчерашний Троцкий для него – один из «хулиганов»-экспроприаторов (например, Троцкий образца первого петроградского Совета 1905 года).Что ж, похоже, в сознании пламенного властолюбца прикосновение к Кремлю мгновенно легитимизирует даже распоследнего "хулигана", вне зависимости от его убеждений, и вот уже он "вынужден терпеть", как если бы самим миропорядком он был введён в положение хозяина. Вероятно, господин Черкасов-Георгиевский не слышал о том, что украинский анархо-коммунизм стал формироваться задолго до того, как большевики провозгласили себя хозяевами Украины, и уж если кому-то и приходилось "терпеть", так это революционному народу Украины - нарождающуюся диктатуру большевиков. Однако и эта мысль оказывается для Черкасова-Георгиевского слишком трудной.

Например, он с нарочитой брезгливостью сетует на своенравие Махно: то за то, что в юности тот «был наводчиком на родной завод» (как если бы завод вообще мог быть для рабочего чем-то «родным»); то за то, что он «вечно ссорился» со всякой властью (как если бы наличие самой власти автоматически означало немыслимость её неприятия); то за неспособность преисполниться почтения при личной встрече с «великими людьми» (Свердлов, Ленин и др.); то за то, что он "не собирался выполнять приказ реввоенсовета 14-й большевистской армии" двинуться на польский фронт. Такой, дескать, непослушный малый. Загадочным остаётся лишь то, на каком основании, с точки зрения Черкасова-Георгиевского, Повстанческая армия должна была выполнять приказы большевиков, составлявших лишь одну из четырёх социально-политических сил Украины периода Гражданской войны, в равной степени участвовавших в борьбе за воплощение своего политического проекта, а исторически и вовсе появившихся там последними. Не говоря уже о том, для чего большевикам так резко понадобилось, чтобы самые сильные отряды народного ополчения оказались в Польше.

Сочувствует Черкасов-Георгиевский и погибшим красноармейцам: «Объявленная «батькой» свобода не раз оборачивалась свободой проливать кровь – чужую и свою. Похороны красноармейцев. Погибших от рук махновцев», - патетично заключает он под соответствующей фотографией.

Судя по тексту предисловия, господин Черкасов-Георгиевский вообще страдает гемафобией. Жаль, однако, что его заботит только кровь палачей, а не жертв. Так, повсеместно называя Махно анархистом-убийцей, он почему-то нигде не пишет "большевик-убийца", или, "монархист-убийца". Не говоря уже о самом капризном убийце, недавно канонизированном. Любитель детективного романа, Черкасов-Георгиевский, видимо, позабыл, что его герой - это герой Гражданской войны, а отнюдь не итальянской мафии или бандитского Петербурга, и потому убивать он принуждён самим порядком происходящего: белый он, красный, анархист, или петлюровец. Бой - в целом штука чреватая убийствами и ранениями. Слышал ли об этом Черкасов-Георгиевский? Впрочем, по избирательности в употреблении слов легко понять, куда он клонит: "убийцы" в Гражданской войне - это те, кто не нравится ему персонально, а те, кто нравится - они, разумеется, борцы за благородные идеи.

Так, если вооружённая защита повстанцев от предательского наступления (и прочих сокрушительных манёвров) красных расценивается им как "ожесточение", как "свобода проливать кровь", то само это предательское наступление он живописует в куда более восхищённом тоне: "Решив ликвидировать опасную партизанщину, красные умело добивали махновские отряды". Здесь он, конечно, усматривает военное мастерство и тактическую прозорливость, а отнюдь не "террористическую" и "криминальную" злонамеренность невоспитанных гопников и "бандитов". И уж совсем предсказуемо молчит про латышских стрелков и китайцев, мобилизованных в наступление на махновцев с целью избежать обычного для этой войны перехода красноармейцев на сторону трудового народа в лице Повстанческой армии. Это махновцы "истребляют", "носятся", "взрывают", это у Махно шпага "болтается на боку", а в лице "есть что-то обезьянье". Другое дело белые и красные: они, по-видимому "умело добивают", "справляются с бандитской угрозой", "ликвидируют опасные точки", это генералу Шкуро "пришлось схлестнуться" с назойливыми махновцами (никак не дающими себя умело добить), и во всём обличье белых и красных властителей - величие и стать.

Впрочем, есть и такие властители, которые, судя по тону, не нравятся даже подобострастному господину Черкасову-Георгиевскому. Например, Иосиф Броз Тито и Хо Ши Мин. На них он многозначительно ссылается как на... компрометирующих "учеников" Махно: по ученикам, дескать, судите и об учителе. И здесь по-настоящему трудно понять, что это: лукавство или забывчивость? Потому что если под "ученичеством" этих "славных" диктаторов господин Черкасов-Георгиевский подразумевает овладение военным искусством повстанцев, то ему следовало бы помнить, что ему у Махно учился и сердечно любимый им самим Деникин, переняв у Повстанческой армии её эффективные тактики и усложнив, тем самым, её сопротивление.

Впрочем, и здесь Черкасов-Георгиевский вновь умудряется возразить самому себе, не в силах выбрать между двумя способами обругать Махно: то ли его военное искусство настолько впечатляюще и опасно, что ему с тех пор принялись обучаться различные негодяи и тираны, то ли всё же, как он утверждает далее, дело вовсе не в военном искусстве, а в том, что у Махно было «психическое отклонение», которое по ошибке можно было принять за храбрость. Вот, скажем, у Колчака была храбрость. И у Врангеля. И у генерала Каледина. А у Махно – психическое отклонение. Поэтому все его поступки, по храбрости превосходящие даже обожаемого автором Деникина, - лишь рецидивы психической болезни. К тому же, - совсем уж нелепо спохватывается Черкасов-Георгиевский, - в периоды ремиссии Махно был большой трус и предатель: бросил, например, в Умани своих раненых на растерзание петлюровцам. При этом, господин Черкасов-Георгиевский, предсказуемо умалчивает о том, при каких обстоятельствах оказались раненые махновцы в Умани, чего стоило разместить их в лазаретах и на квартирах, чем и ради чего рисковали их товарищи, и как петлюровцы нарушили краткосрочный договор о ненападении, тайком уговорившись с белыми ударить по анархистам из-за спины и среди ночи. Было бы весьма любопытно услышать идеи Черкасова-Георгиевского относительно того, как же следовало лично Махно собирать размещённых по всему городу раненых во время внезапного предательского нападения петлюровцев и белых. Однако он не сообщает нам своих идей на этот счёт.

Итак, Махно - виновник эффективности кровавых диктатур. Но не в силу редких умений, а лишь волею судьбы, наделившей его психической болезнью, внешне похожей на храбрость. В то же время он – загадочным образом трус и предатель, вовсе не способный на храбрость, даже в форме психического расстройства. Таков поистине впечатляющий фон логических построений господина Черкасова-Георгиевского.

Уступает он по эффектности лишь исторической осведомлённости и эрудиции автора, позволяющей ему то, не стесняясь исторического контекста, называть Махно казаком, то утверждать, что в гражданской войне в Испании он мог бы сыграть «не последнюю роль на стороне красных», то заявлять, что значимость опыта Повстанческой армии махновцев для истории – лишь субъективное мнение тщеславного Махно, то с нескрываемым удовольствием уделять сразу 4 страницы из 17 цитированию нарезанных и нечистоплотно склееных фрагментов воспоминаний парижской единомышленницы Махно, Иды Гильман, в результате чего его образ окончательно становится гротескно жалким – настолько, что излишними начинают выглядеть натужные заключительные ёрничанья господина Черкасова-Георгиевского: «Гроза белых и красных, выдающийся командир Гражданской войны, Н.И.Махно умер на госпитальной койке». Пожалуй, это – единственное место всего предисловия, где ему по-настоящему хорошо удался эффектный стилистический приём, что, впрочем, тут же с лихвой компенсируется нарочитым любованием автора своей нечаянной удачей.

В этом смысле обвинения Н.Махно в «сыроватости, сумбурности и недостаточной выстроенности», которыми, по мнению Черкасова-Георгиевского, «грешат воспоминания Н.Махно», выглядят более чем комично. Как, впрочем, и сама его роль – роль придворного графомана на службе, не удосуживающегося толком ознакомиться с «делом» прежде, чем выносить идеологически правильный и хорошо оплачиваемый вердикт. Остаётся только надеяться, что в будущее эти низкопробные опусы войдут лишь в качестве артефактов, свидетельствующих о болезнях текущей эпохи; и что историки грядущих смогут так же ориентироваться по ним, как сегодня это делают приверженцы апофатического чтения монархистской или большевистской историографий.

Мария Рахманинова
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 27.12.2017, 21:56   #79
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию


Женщины в махновском движении

Решил расставить все точки над «і» в теме, вокруг которой столько спекуляций: роль женщин в махновском движении. Бытует мнение, что махновщина была исключительно мужским, крестьянским движением. Это не совсем так. Давайте разбираться.
Революционная повстанческая армия Украины (махновцев), как и все махновское движение, действительно на 95% состояла из мужчин. Это факт. Армия по большей части состояла из крестьянства — патриархального чуть более чем полностью.
Женщины при этом все равно были максимально представлены, насколько это было возможно в дремучей крестьянской среде. Это произошло благодаря колоссальному влиянию анархистов из окружения самого Махно и движения «Набат».
Помимо хорошо известной Марии Григорьевной Никифоровой, о которой много писал и сам Махно, была еще командирка «Черная Маруся», около года руководившая махновским конным полком. Их, кстати, часто путают, но это две разные женщины. Известна и другая командирка — Евдокия Феодосьевна Белаш Дацюк, также возглавлявшая один из отрядов.
Конечно же не стоит забывать и об Ольге Ильиничне Таратуте, основательнице «Черного Креста». В ноябре 1920 она представляла РПАУ (м) в Харькове и была членом секретариата Харьковской конфедерации «Набат». В конце этого же месяца её арестовали в ходе ликвидации махновщины большевики.
Пётр Аршинов в своей книге «История махновского движения» упоминает о некой Елене Келлер — секретарке Культурно-просветительского отдела.
Часто женщины являлись корреспондентками махновских печатных изданий. Например, К. Невская — член Культурно-просветительского отдела и корреспондент печатного органа РПАУ (м) в Бердянском районе «Вольный Бердянск».
Волин описывает и такой случай. Во время суда над деревенским священником, который выдал белогвардейцам 40 человек, сочувствовавших повстанцам, подсудимый на коленях «подполз к молодой анархистке из секции пропаганды и, поцеловав ей платье, взмолился: – Сестрица, заступись за меня… Я невиновен… Спаси меня, сестрица…»
Об отношении махновцев к женщинам, оказавшимся в рядах армии, можно также узнать из мемуаров участников движения. Начальник штаба РПАУ (м) Виктор Белаш отмечает, что рядом военных приказов «физическое насилие над женщиной» каралось смертью.
Наконец, немало женщин работало в разведке и контрразведке. Так, агенткой была анархистка Тина – телефонистка села Большая Михайловка.
Василий Голованов в своем исследование упоминает и такой случай: 12 октября 1919 при занятии Бердянска махновскими частями 2-го Азовского корпуса отличилась некая «сестра милосердия Новоспасовского полка тов. Митранова»:
«Находясь все время в передовой цепи и будучи ранена, не отставала и с громким криком «вперед» приближалась к городу, пока не была вторично ранена, но и тогда без посторонней помощи вошла в город».
Про наличие анархисток упоминает и белый офицер А.В. Бипецкий, побывавший в плену у махновцев в конце 1919.
Запомнились махновки и большевику В. Мирошевскому:
«В «армии» Махно было довольно много женщин, именовавших себя «сестрами милосердия», но они не имели ни малейшего представления об уходе за ранеными и больными. Нужно, впрочем, отдать им справедливость: в бою большинство из них шло в передовой цепи, – часто без оружия, – захваченные общим стихийным порывом. Многие из них и погибали в боях рядом с «братишками»-повстанцами».
Белаш вспоминает то же: «В колоннах было много женщин – сестер милосердия и числящихся рядовыми бойцами, охваченных общим революционным порывом. Настроение у всех необыкновенно боевое».
Подводя итог нужно еще раз подчеркнуть, что, несмотря на патриархальную среду, огромную роль сыграли идейные анархисты, вносившие эмансипациооные идеи равенства мужчин и женщин в украинское крестьянское повстанчество.


https://pramen.io/ru/2017/12/zhenshh...kom-dvizhenii/
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 28.12.2017, 17:31   #80
Аватар для R.U.KR
Сообщений: 2,468
Очки репутации: 22,270
Адрес: Нерезиновая
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @ДД Посмотреть сообщение
Белаш

+ Оффтоп
__________________
Hey you, don't tell me there's no hope at all
Together we stand, divided we fall. © George Roger Waters
R.U.KR вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 28.12.2017, 19:46   #81
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Ну так и махновец Белаш из Новоспасовки (Осипенко).
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 28.12.2017, 20:35   #82
Аватар для R.U.KR
Сообщений: 2,468
Очки репутации: 22,270
Адрес: Нерезиновая
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от ДД Посмотреть сообщение
Ну так и махновец Белаш из Новоспасовки (Осипенко).
Вот и я о том. А под Осипенко у меня дача))). Была...
__________________
Hey you, don't tell me there's no hope at all
Together we stand, divided we fall. © George Roger Waters
R.U.KR вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 07.02.2018, 10:04   #83
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Из сети:

Цитата:
Andrey Petrenko
2 декабря ·

Работая с большевистскими документами в РГВА, встретил интересное махновское распоряжение по повстанческо-Запорожской группе войск Украины от 5 декабря 1920 г. за подписями командира группы Скомского и начальника штаба Тарасенко. Текст приказа:

"Приказываю всем повстанцам при встрече с красными частями и забрания их в плен не заниматься карманной выгрузкой, а вести себя перед красноармейцами не снимать их золотых колец, так как это все недопустимо и является позором для социальной революции".

Какие все-таки вежливые были эти махновцы...


Сообщение добавлено в 10:04

Савченко В. А. «Анархістський рух в Україні в 1903–1929 рр.: організаційні форми, комунікації і механізми функціонування». Дис. ... док. іст. наук. Київ, 2017.
https://chmnu.edu.ua/wp-content/uplo...henka-V.A..pdf
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 08.02.2018, 17:39   #84
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

«Революционные матросы и анархистское движение Н.И. Махно»

Капитан 1-го ранга запаса М.А.Елизаров

В изучении проблематики Гражданской войны в России до недавнего времени почти не рассматривалась третья сила – махновцы и революционные матросы, к которым можно отнести основную массу матросов российского императорского флота из-за их активной роли в революционных событиях 1917 года. Это затрудняло понимание логики Гражданской войны, особенно на начальном и завершающем ее этапах. Серьезных исследований о махновском движении в советский период почти не было. Зато в постсоветской литературе оно вызвало большой интерес. Были изданы воспоминания Н.И. Махно, а также нескольких его соратников. Появился целый ряд специальных исследований о махновском движении.
Советская историография, рассматривавшая деятельность революционных матросов, наоборот, представлена большим количеством как мемуарной, так и специальной литературы, что было обусловлено концепцией руководящей роли большевиков во всех революционных событиях. Но политическая активность военных моряков освещалась в основном только в период до 1918 года. Оставалась почти не изученной дальнейшая их деятельность, когда на почве разочарования новой властью настроения значительной части матросов стали приобретать левооппозиционный большевикам характер. Считалось, что революционеры не могут расходиться с большевиками. В постсоветский период этот стереотип продолжал действовать. Поэтому в современной историографии специальные работы о революционных матросах почти исчезли и представлены в основном на уровне отдельных диссертаций и статей.
Причины сближения моряков и махновского движения в 1917–1919 гг. не ограничивались только общностью их леворадикальной политической линии. Ему способствовала географическая близость Черноморского флота с районом распространения махновского движения. Очень важную роль играли также богатые морские традиции запорожских казаков, наследниками которых считали себя махновцы. Им, как и многим матросам, оказалась близкой анархистская идеология.
В 1917 году центрами анархистского движения в стране являлись сначала Петроград и Кронштадт, а затем Москва и Украина. Анархисты пользовались поддержкой на флоте, когда критиковали Временное правительство и деятельность соглашательских партий. Однако к их теориям будущего матросская масса оставалась равнодушной. На флоте из-за всероссийской известности эффективной революционной деятельности Кронштадтского совета наибольшую популярность получил лозунг "Власть Советам". Соответственно, главными своими союзниками матросы считали большевиков, отстаивавших этот лозунг. Затем, после Октябрьской революции 1917 года, на почве разочарования в большевистском правительстве среди матросов стали популярны анархисты, особенно в главной базе Балтийского флота – Гельсингфорсе. Анархистски настроенные матросы были почти на всех кораблях и в Центральном комитете Балтийского флота (Центробалте). В дальнейшем, по мере укрепления советской власти значительная часть матросов, особенно в Петрограде и Москве, оказавшись во властных структурах, стала отдавать свои симпатии большевикам и партии левых эсеров.
На Украине и Черноморском флоте распространению анархизма способствовала обстановка безвластия, сложившаяся в южнороссийских губерниях в 1918 году, а также, как считал видный идеолог анархизма и "крестный отец" Н.И. Махно П.А. Аршинов, удаленность от центральной коммунистической власти, которая после Октября 1917 года начала душить массовые движения трудящихся". Зимой 1917/18 года на юге Украины в связи с демобилизацией на Черноморском флоте появилось много анархистских матросских отрядов, по-своему осуществлявших советизацию на местах. В этих отрядах большинство составлял пришлый деклассированный элемент, привлеченный революционной фразеологией, особой популярностью матросов и их радикальными настроениями, Последние в дальнейшем рассеивались, а матросские отряды зачастую преобразовывались, распускались или вливались в более крупные красногвардейские соединения и в формируемые части Красной армии.
С началом немецкой оккупации в 1918 году матросы Украины объективно оказывались в авангарде той части населения, которая выступала против политики сотрудничества украинской Рады с немцами. Они являлись инициаторами создания многих партизанских отрядов самообороны на Украине. Чернономорские матросы, связанные с местным населением, гораздо сильнее балтийских были настроены против Брестского мира, а следовательно, против большевистских верхов, его заключивших. Поэтому в матросских отрядах анархизм в условиях столкновения с регулярными немецкими частями не изживался, а, напротив, получал подпитку, доходя до смыкания с околоуголовными элементами.
Одним из наиболее известных отрядов руководила М.Г. Никифорова – землячка, предшественница по революционной борьбе, э затем и сподвижница Н.И. Махно. Впервые она вмешалась в большую политику в период июльского кризиса 1917 года, когда в числе группы петроградских анархистов смогла поднять кронштадтцев на вооруженную демонстрацию в столице. Зимой–весной 1918 года М.Г. Никифорова во главе отряда Черной гвардии, костяк которого составляли черноморские и балтийские матросы, советизировала юг Украины, э затем начала воевать с оккупировавшими эту территорию немцами. При этом ее отряд взаимодействовал с другими матросскими отрядами, особенно с отрядом А.В. Полупанова. Поведение матросского отряда М.Г. Никифоровой вызвало недовольство советских властей. В апреле 1918 года она была арестована в Таганроге. Ее пытались судить за бесчинства по отношению к населению, но за нее заступились Н.И. Махно и черноморские анархисты во главе с А.В. Мокроусовым, а также командующий Украинским фронтом В.А.Антонов-Овсеенко, имевший в 1917 году тесные связи с революционными матросами. Многие махновцы предпочитали носить атрибуты флотской формы, по-матросски обматывались крест-накрест пулеметными лентами, обращались друг к другу «братишка», любили плясать «яблочко» и другие матросские танцы. Сам Н.И. Махно в детстве, по воспоминаниям его жены Г. Кузьменко, будучи отправленным матерью в 9–10 лет к дальним родственникам, в их галантерейный магазин в Мариуполе, сбегал с работы и часами пропадал в порту среди моряков и рыбаков. Духовные наставники Н.И. Махно – идейные анархисты – активно участвовали в революционном движении, и среди них было немало матросов. Н.И. Махно знал и уважал вожака балтийских анархистов А.Г. Железнякова и вспоминал о нем в эмигрантской печати, отмечая, что тот сделал большую ошибку, не разогнав после Учредительного собрания и большевистский Совнарком (СНК).
Армия Н.И. Махно берет свое начало с осени 1918 тола, когда в бою на стороне небольшого анархистского отряда принял участие отряд его земляка – матроса Ф. Щуся. Затем крестьяне на митинге провозгласили Н.И. Махно батькой, Ф. Щусь стал при нем адъютантом, но еще долго считал себя равным батьке. Таким Ф. Щуся считали и многие махновцы. Например, в документах 2-го съезда повстанцев и крестьянских Советов Гуляйпольского района в феврале 1919 года махновский штаб фигурировал как «штаб Махно и Щуся». На том съезде Н.И. Махно был избран почетным председателем, а Ф. Щусь – товарищем почетного председателя. Ф. Щусь опирался на значительную поддержку матросов на съезде. Так, председателем для его ведения был избран бывший севастопольский матрос левый эсер Б. В. Веретельников. Окончательно Ф. Щусь подчинился Н.И. Махно только в марте 1919 года. Позже он занимал у Махно должности начальника штаба, начальника кавалерии.
Впоследствии другой матрос – Д.И. Попов стал ближайшим помощником Н.И. Махно. Он, по воспоминаниям начальника махновской контрразведки Л.Н. Зиньковского-Задова, «крутил батькой порой, как хотел». Д.И. Попов, по мнению некоторых исследователей, в определенной степени обеспечил преемственность демократических антибольшевистских традиций левых эсеров, продолженных Н.И. Махно и позже ярко выразившихся в Кронштадте в марте 1921 года. Среди командиров, в основном начавших участвовать в махновском движении с его зарождения, имелись также бывшие матросы Чалый, Демерджи, Веретельников, Брова, М. Полонский, А.Е. Максюта, Гуро, Лященко, Кийко, Уралов, Красовский. Матросы часто назначались Н.И. Махно комендантами городов и занимали другие властные должности. Многие из них, по воспоминаниям современников, отличались крайним экстремизмом. При Н.И. Махно находился, например, преданный ему немой мужчина в матросской форме, который готов был убить каждого, не понравившегося батьке (его потом, по слухам, отравили).
Особое место в ходе Гражданской войны занимали отношения между Н.И. Махно и П.Е. Дыбенко. В конце 1918 и начале 1919 года П.Е. Дыбенко командовал полком, бригадой и особой группой войск на Екатеринославском и харьковском направлениях в боях против белогвардейцев и интервентов.
В первой половине 1919 года деятельность П.Е. Дыбенко на Украине приняла масштабный характер. Видимо, этому способствовали его революционность, национальность, работа в севастопольском подполье в 1918 году, известная оппозиционность большевистскому руководству при наличии в этой среде устойчивых с ним связей, в том числе личная дружба с В.А. Антоновым-Овсеенко, в январе 1919 года назначенным командующим Украинским фронтом, а также наличие брата – командира одного из петлюровских повстанческих отрядов, перешедших на сторону Красной армии. После взятия Харькова в начале января 1919 года П.Е. Дыбенко стал командиром группы войск Екатеринославского направления, включившей несколько прибывших с Волги бронепоездов под командованием матроса С.М. Лепетенко. К лету эта группа насчитывала уже около десяти «сухопутных броненосцев» и стала наиболее крупной в Красной армии. После занятия 5 февраля 1919 года Киева большевиками вопрос контроля ими почти всей Украины решился благодаря присоединению к ним главных партизанских вожаков Н.И. Махно и Н.А. Григорьева – авантюриста, симпатизировавшего левым эсерам, бывшего петлюровца. Для Н.И. Махно основными аргументами в пользу присоединения являлось то, что в его войсках сохранялись прежние внутренние порядки (выборность командования, анархистская идеология и др.), а также то, что П.Е. Дыбенко – из матросов, а значит, махновцев поймет.
Присоединение Н.И. Махно к советским войскам П.Е. Дыбенко произошло во многом в ходе взятия ими 26 января 1918 года ключевого города Восточной Украины – Екатеринослава. П.Е. Дыбенко брал город не по планам Украинского фронта, а исходя из установленных им связей с Н.И. Махно.
После взятия Екатеринослава была сформирована 1-я Заднепровская стрелковая дивизия под командованием П.Е. Дыбенко. В составе дивизии 1-ю бригаду, нацеленную на Николаев и Одессу, возглавлял Н.А. Григорьев, 3-я под руководством Н.И. Махно наступала на Бердянск и Азовское побережье. 1-я Заднепровская дивизия быстро продвигалась и успешно брала созревшие для советизации южноукраинские города, получая благодарности и награды большевистской Москвы, нуждавшейся тогда в военных успехах. За взятие Мариуполя – крупного порта на Азовском побережье Н.И. Махно и его командир полка В. Куриленко одними из первых в республике Советов были награждены орденом Красного Знамени. С выходом махновцев на побережье им пришлось немало заниматься флотскими вопросами. При этом действия бригады Н.И. Махно отличались самоуправством, склонностью к самочинным реквизициям.
Согласно курсу VIII съезда РКП(б) на борьбу с «партизанщиной» П.Е. Дыбенко по отношению к Н.И.Махно практиковал в целом авторитарный стиль руководства. Однако сам допускал явные «левые» перехлесты, требуя от махновцев красноармейской дисциплины без учета их специфики. Пугая крестьян репрессивными мерами, он пытался запретить как «явно контрреволюционный» третий съезд Советов Гуляйпольского района, намеченный его ревсоветом на 10 апреля 1919 года. П.А. Аршинов считал этот шаг П.Е. Дыбенко «первым открытым покушением большевиков на свободный район». В результате съезд все равно состоялся, а П.Е. Дыбенко только спровоцировал его антибольшевистский уклон.
Н.И. Махно начал все больше отдаляться от П.Е. Дыбенко и стал общаться с ним в основном по телеграфу. А тот под давлением Москвы строил планы удаления батьки от советского командования. В ответ последний назвал П.Е. Дыбенко «проклятым матросом». Дыбенко терял авторитет у повстанцев и красноармейцев.
Проходя территорию Левобережной Украины «как нож сквозь масло», П.Е. Дыбенко вовлек советские войска в неоправданные боевые действия в Крыму. Тем временем требовались силы для Южного фронта против возраставшего давления войск А.И. Деникина, особенно в районе Донбасса. В.А. Антонов-Овсеенко, активно сопротивляясь требованиям И.И. Вацетиса и Л.Д. Троцкого о передаче войск соседям, тем не менее считал наступление П.Е. Дыбенко на Крым предпринятым «в порядке частной инициативы». Он дал приказание войскам П.Е. Дыбенко двигаться на Мариуполь на помощь Н.И. Махно, сражавшегося с деникинцами. Но у П.Е. Дыбенко возникли трудности с отрядами из так называемых таврических матросов, которые в большом числе остались в Северной Таврии после немецкой оккупации и имели даже партизанский флот из катеров и лодок. Они просили о снабжении оружием. Значительная часть их была включена в сформированные в Северной Таврии и Екатеринославе полки, которые отказывались выдвигаться на махновский фронт и всячески стремились в Крым.
Основная территория полуострова была легко занята, так как этому способствовали недовольство местного населения деникинскими порядками и эвакуация интервентов из Севастополя из-за восстания на французских кораблях". Однако при попытках занять Керченский полуостров, переправиться на Тамань и ударить по Деникину с тыла начались неудачи. Здесь активно использовалась корабельная артиллерия Антанты. Одновременно усиливалось давление деникинских войск на махновцев в Северном Приазовье. В этих условиях Крым для П.Е. Дыбенко грозил превратиться в «мешок», выход из которого зависел от устойчивости махновского фронта. Н.И. Махно, испытывая затруднения в снабжении, во всех отношениях рассчитывал на помощь П.Е. Дыбенко и других вышестоящих начальников. Но Л.Д. Троцкий начал против Н.И. Махно кампанию в печати и тормозил снабжение его войск, а П.Е. Дыбенко не прочь был списать на батьку свои просчеты.
В основе причин ухудшения отношений Москвы и Н.И. Махно лежало возрастающее недовольство крестьян введением 13 апреля 1919 года продразверстки на Украине. Оно привело к ряду антибольшевистских выступлений. Из них наиболее зрелым было восстание матросов в Николаеве. Требования восставших во многом предвосхитили лозунги Кронштадтского восстания в марте 1921 года. Николаевское восстание прежде всего повлияло на антибольшевистское выступление Н.А. Григорьева в мае 1919 года. Но значительная часть матросов, недовольная национализмом Н.А. Григорьева, а дальнейшем ушла к Н.И. Махно, который был заподозрен в возможности повторения григорьевщины и в начале июня необоснованно обвинен в измене. Сдав командование, он вместе с Ф. Щусем и с небольшой группой единомышленников ушел в подполье на правобережье Днепра.
Создавшаяся обстановка способствовала стратегическому поражению Красной армии – прорыву войск А.И. Деникина на Украину. Перед участниками повстанческого движения и матросскими отрядами встал вопрос: отступать ли с частями Красной армии с перспективой сложнейшего прорыва из района Одессы к Киеву, или, как это было год назад, оставаться в родных местах и вновь начинать партизанскую борьбу. В этих условиях части, которыми ранее командовали Н.И. Махно, П.Е. Дыбенко и Н.А. Григорьев, стали рассыпаться. С июля 1919 года, после того как Н.И. Махно вышел из подполья и призвал к возобновлению повстанческой борьбы, большая часть этих войск, и матросы в том числе, стала переходить под его начало.
В обстановке анархии на юге Украины многие матросские анархистские лидеры, несмотря на прежнее неприятие диктаторских методов Москвы, действовали в ее интересах. Так, А.Г. Железняков для борьбы против Н.А. Григорьева, который открыто поднял антисоветский мятеж, из матросов-анархистов создал команду бронепоезда, на котором геройски погиб 26 июля 1919 года. А.В. Мокроусов в августе 1919 года в Николаеве сыграл решающую роль в предотвращении прорыва к махновцам основной части ранее считавшейся пробольшевистской бригады бронепоездов С.М. Лепетенко, в то время отсутствовавшего. Он не допустил расстрела матросами комдива И.Ф. Федько, который заменил возглавлявшего оставшиеся верными большевикам войска Дыбенко, и его комиссара. Повышенной сознательностью и большевистскими симпатиями отличались и те бывшие матросы, которые перешли к Н.И. Махно со своими частями. В частности – командиры полков Демерджи и особенно М. Полонский, который позже был обвинен Н.И. Махно и его контрразведкой в большевистском заговоре и расстрелян. Этот случай явно отражал изменение отношения Н.И. Махно к матросам из-за их стремления к самостоятельности и сознательного выбора многими из них большевистских позиций. Так, при прорыве к Н.И. Махно одного из матросских бронепоездов он к удивлению своего штаба приказал разоружить матросов, подозревая их в симпатиях к большевикам.
После того, как Красная армия оставила Украину и началось наступление А.И. Деникина на Москву, Н.И. Махно своими успешными действиями в тылу деникинских войск в конце сентября 1919 года внес определенный вклад в то, что они были остановлены, а позднее и разгромлены. Моряки в рядах махновцев внесли весомый вклад в этот успех. После возвращения советской власти на Украину махновские повстанцы вновь влились в Красную армию, но из-за антикрестьянской политики большевиков сохранившееся ядро махновской армии постепенно развернуло до середины 1921 года массовое антибольшевистское движение в сельских районах Украины.

Взято: Военно-исторический журнал, №6, 2007 год

http://www.makhno.ru/forum/showthread.php?t=107

Сообщение добавлено в 17:35

Из комментов:

Цитата:
В целом, довольно-таки неплохая статья. Единственное, на что хотелось бы обратить внимание автора, так это на более критический подход к используемым источникам. В частности, я имею ввиду "мемуары" Герасименко, которые несомненно использовылись при подготовке данной статьи, а также ничем не подтвержденное до сих пор утверждение о награждении Куриленко и Махно орденом Красного Знамени.
Цитата:
Каких-то перевранных фактов я не нашел. Но меня позабавил следующий отрывок о М.Никифоровой:
"В апреле 1918 года она была арестована в Таганроге. Ее пытались судить за бесчинства по отношению к населению, но за нее заступились Н.И. Махно и черноморские анархисты во главе с А.В. Мокроусовым, а также командующий Украинским фронтом В.А.Антонов-Овсеенко..."
Итак, заступились:
1. Частное лицо Махно. - После падения Гуляй-Поля, развала гуляй-польского отряда анархистов, он стал рядовым революции, и не более.
2. Отряд в 2000 человек под командой Мокроусова.
3. "а также командующий фронтом" Антонов-Овсеенко.
Ничего себе, влиятельной фигурой был Нестор Иванович в конце апреля 1918! Один стоил двух тысяч штыков и целого комфронта!
Кого же ЦИК Украины больше испугался? - судя по ранжиру (по порядку упоминания)?
Цитата:
Кстати, ЦИК Украины к аресту М.Никифоровой не имел никакого отношения. Она была арестована по распоряжению Таганрогского военного комиссариата и Военного секретариата Украины. По свидетельству И.Зайцева, местные левые эсеры и значительная часть членов ЦИК Украины стояли за немедленное восстановление отряда Никифоровой. Именно под их напором была создана следственная комиссия, которая и вынесла оправдательное решение. Последнее, между прочим, утвердил председатель ЦИК Украины В.Затонский.


Сообщение добавлено в 17:39

Цитата:
Для разнообразия.

5 февраля 1919 г.
Удостоверение.
Заводскому комитету Лепп-Вальман.
Предлагаю тов. не трогать лошадь, принадлежащую мне, которая стоит тут же в конюшне.
Комендант ст. жел. дор. Крит
(печать)

На обороте:

Лошадь взята отрядом Батька Махна командиром батька Коробки, за что удостоверяю.
За ком.<андира> пом.<ощник> <подпись не разобрана>
23-го февраля 1919 г.
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 09.02.2018, 08:03   #85
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Чоп В., Лиман І. Місцями пам'яті повстанських перемог у Запорозькому краї: Азовська операція Нестора Махна. - Запоріжжя, 2017. - 99 с.

Пам’ять про подвиг Нестора Махна оживає на рідній землі

Напередодні 129-ї річниці з дня народження видатного сина України у Гуляйпільському краєзнавчому музеї відбулася презентація монографії Володимира Чопа та Ігоря Лимана «Азовський рейд Нестора Махна», що побачила світ за підтримки обласної виконавчої влади та в рамках проекту «Місця пам’яті Української революції 1917-1921 років».

За словами доктора історичних наук професора Георгія Шаповалова, авторам вдалося створити справжній історичний трилер, описати напружену атмосферу протистояння командира повстанської армії та радянського воєначальника Михайла Фрунзе.

Володимир Чоп упевнений, що сьогодні настав час згадувати не лише про трагічні сторінки у долі України, але й показувати наші перемоги, приклади стратегічних та тактичних військових досягнень. Адже на початку грудня 1920 року в приазовських степах проти 8-тисячної селянської армії було зосереджено понад 140 тис. більшовицьких військ. Борці за волю пройшли рейдом від Гуляйполя до Бердянська, блискавичним ударом звільнили портове місто та безперешкодно вийшли з нього. Рухаючись на північ, махновці опинилися в оточенні біля сел. Андріївка Бердянського району, але зуміли завдати нищівної поразки переважаючим силам противника. Фінальним етапом операції стала битва поблизу с. Федорівка Пологівського району. Кілька загонів повстанців опинилися в трійному кільці більшовиків. Проте завдяки вдалому маневру нашим воїнам вдалося розгромити окупантів та з мінімальними втратами вийти на оперативний простір.

Заступник директора Департаменту інформаційної діяльності та комунікацій з громадськістю облдержадміністрації Олександр Зубченко повідомив, що в рамках відзначення сторіччя Української революції 1917-1921 років розпочато підготовку до встановлення пам’ятних знаків у Запорізькому, Оріхівському та Чернігівському районах.

- Пройшовши непростий шлях ідейної трансформації, махновський рух набув національно-визвольного характеру. Самопожертва, мужність та військові вміння повстанців надихають на боротьбу та перемогу наших солдатів, що боронять Україну від російської агресії, - зазначив посадовець.

У ході дискусії історик Юрій Кравець порушив тему еволюції знаменитого махновського прапора зі словами «Воля або смерть», визначив його зв’язок із вільним козацтвом Наддніпрянщини.

Директор видавництва «Дике поле» Олександр Лазутін описав антологію досліджень махновського руху, представив нові видання про Запорізький край.

Місцевий краєзнавець Василь Коростильов розповів про ймовірні місця поховання воїнів Махна, яких розстріляли білогвардійці.

На завершення зустрічі книги про блискучу операцію Нестора Махна подарували вчителям району. Вони стануть у нагоді при викладанні історії рідного краю. Також представники запорізької делегації побували у с. Федорівка, де визначили місце встановлення меморіальної дошки на честь полеглих повстанців.

Взято с официального сайта Запорожской областной государственной администрации

От себя хотел бы поблагодарить всех организаторов и участников данного мероприятия, а также отметить ряд неточностей в приведенном сообщении. В моем выступлении речь шла об известном флаге с надписью "Смерть всім, хто на перишкоді добутья вільності трудовому люду" и его принадлежности не вольным казакам Надднепрянщины, а конкретному антибольшевистскому повстанческому формированию на Чигиринщине 1920 года - Надднепрянскому кошу Свирида Коцура. Василий Григорьевич Коростылев сообщил о вероятных местах захоронения махновцев, массово порубанных и расстрелянных в декабре 1920 года красными, а не белогвардейцами.

К сожалению, книга в продажу не поступала и не поступит. Желающие могут ознакомиться с ней здесь.

Сообщение добавлено в 08:03

http://www.makhno.ru/forum/showthread.php?t=1768
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.05.2018, 21:16   #86
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Новая книга.


__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.05.2018, 21:23   #87
Аватар для Михаило
Сообщений: 5,103
Очки репутации: 35,699
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @ДД Посмотреть сообщение
Новая книга.
читал? и как? анархист может быть националистом?
Михаило вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.05.2018, 21:40   #88
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @Михаило Посмотреть сообщение
читал?

Нет.


Вот только что обложку в Сети увидел.


Но Савченко несколько книг о Гражданской войне читал. Нормально в общем, довольно объективно.
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.05.2018, 21:41   #89
Аватар для Михаило
Сообщений: 5,103
Очки репутации: 35,699
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @ДД Посмотреть сообщение
Вот только что обложку в Сети увидел.
если получится найти ссылку на (а вдруг) текст в сети, буду благодарен.
Михаило вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.05.2018, 21:48   #90
Сообщений: 22,687
Очки репутации: 324,223
Группа: Жители Донбасса
Доп. информация
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от @Михаило Посмотреть сообщение
анархист может быть националистом?

Может.


Есть такое направление - НА (национал-анархизм):


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D...B8%D0%B7%D0%BC


https://uk.wikipedia.org/wiki/%D0%9D...96%D0%B7%D0%BC


На ЕФА (Единый Форум Анархистов) была большая фракция русских НА. Но форум захватили сектанты анкомовцы и выжили всех прочих, в том числе и национал-анархистов.


В Украине в таком духе выступает например Корчинский.
__________________
Анархия это закон и свобода без принуждения
Иммануил Кант
Антропология с прагматической точки зрения (1798)
ДД вне форума  
Ответить с цитированием
Ответ




РАССКАЖИ О ФОРУМЕ на других сайтах

Опции темы
Опции просмотра Оценка этой теме
Оценка этой теме:

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Выкл.
Pingbacks are Выкл.
Refbacks are Выкл.


Похожие темы
Тема Автор
Нестор Махно об украинском языке
Нестор Махно. Воспоминания. ПОД УДАРАМИ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ апрель-июнь 1918 года
eledji



Создано на vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot. Донецкий форум.